Сайт Геннадия Мирошниченко

genmir2@yandex.ru или poetbrat@yandex.ru

Навигация в наших сайтах осуществляется через тематическое меню:

Общее содержание ресурсов Геннадия Мира

Содержание Портала genmir.ru * Текущие новости

Содержание литературных страниц ресурсов Геннадия Мира

Содержание сайта Поэты Клуба "Поэтическое братство-2006"

 

Поэты клуба "Поэтическое братство"

Поиск


В Google

В genmir.ru

* Доска Объявлений

* История Клуба «Поэтическое братство»

*  Бог и поэзия

О счастье и поэзии

От издателя альманаха "Поэтическое братство - 2006"

*  Проза

* Правила оформления рукописей 

* Наша музыка

* Победители наших Конкурсов

 

* Наши Конкурсы, Проекты, журналы и альманахи

 

* Содержание наших литературных Конкурсов и Проектов. Книги как результат

 

* Мы готовы создать Вам сайт в составе нашего ресурса в разделе Поэзия или в разделе Проза

Служебные страницы:

* Рассылки новостей ресурсов Геннадия Мира

* Погода и курс валют

* Пожертвования

* Ссылки

* Наши кнопки

* RSS - новости

* "Критериальность" в портале ВОЗ

* RSS Портала ВОЗ

* Статьи Г. Мира во Всероссийский Гражданский Конгресс и Civitas

Клуб «Литературное братство» г. Братск

Руководитель Иннокентий Медведев

 

    Гриб Эмма

МЕЧТА О ДЕРЕВНЕ

Я – РОВЕСНОК ВОЙНЫ

МОЙ БРАТСК

 

    Ковалёва Жени

ВСЁ ПРОХОДИТ

СЯДУ Я НА КАМУШЕК

Ах, как хочется мне

Опять февраль, как наважденье

ПОДОЖДИ

ЗА ОКНОМ ОСЕННИЙ НЕУЮТ

УТРА ПАСМУР ДУШУ ГЛОЖЕТ

ПО ТИХОЙ ПАМЯТИ МОЕЙ

 

    Медведев Иннокентий

У каждого цветка своё цветенье

Мне часто снилось: я любил.

Любовь, как сон - одно мгновенье

Любовь что сон, а это значит -

Для поэта закон не написан

Кто эту жизнь душой приемлет,

На склоне лет в глазах огни зажглись

Не сказка ли по Раю погулять,

Кто часто повторяет – не могу,

Я к славе не стремлюсь – пусть мыслей моих бред,–

Дай Бог, чтоб выспаться я мог.

Порой коса найдёт на камень,

Холодный пепел лишь на месте том,

Земля Землёй, а Небо Небом -

Детство – нежность, шалость, легкость.

Я успею отдохнуть,

Жизнь – обман с чарующей тоскою.

Уйду в забвенье, уйду в себя.

С крыши дома посмотришь – люди как муравьи.

Странный зверь – Человек. Он же жаден и трус.

Страх – сильнейший порок у людей

Если я бы не родился

Клочок бумажки, капля краски –

Как и вам мне солнце светит,

Мои стихи не для трибуны,

СЧАСТЬЕ

ТАКОВА ФИЛОСОФИЯ

ДВА БЕРЕГА

КРИК ДУШИ

ЗА ДВЕРЬЮ САРАЯ

СТУК СЕРДЕЦ

ОТШЕЛЬНИК

ВЕЧНОСТЬ

РАЗГОВОР С ДЕДОМ

УЛИЦЫ, КАК УЛИЦЫ

СТУДЕНТ

МИГ СУДЬБЫ

БОРЬБА ЗА ЖИЗНЬ

 

    Михалик Нина

РАЗБРЕЛИСЬ ПО НЕБУ ТУЧКИ

Я РАДУЮСЬ

СТУЖА БЕЛОЮ ПОРОШЕЙ

ТЫ ТАК МИЛА, ПЛЕНИТЕЛЬНА, ВОЗДУШНА

А Я, ПОЙМИ, ОБРЕЧЕНА ЛЮБИТЬ

ВСЯ ИЗ СОЛНЦА – НА ПОРОГЕ

СОЛНЦЕ

ХЛЕБ

ВЕСНА

СКАЗКА

МОЛИТВА

 

    Михасенко Геннадий

БРАТЧАНИН

МОЯ ГРОЗА

ГОДАНИЕ НА 6 ИЮНЯ

Быть после Пушкина поэтом –

Бывают встречи иногда,

 

    Орлов Максим

ЭТЮД

ЭТОТ ГОРОД

СТРАННОПРИИМНЫЙ ДОМ

«Поэт в России больше, чем поэт…»,–

№5

СПОРНЫЙ ПОСТУЛАТ

Вода текла (Тунгуской? Ангарой ли?)

ПОДЗЕМНЫЕ РЕКИ

ЧЕЛОВЕК

№2

МIРЪ И МИРЪ

 

    Смирнов  Виктор

НОЧЬ

ЗИМА

ЧЕРЁМУХА

РОДНИК

МОЯ ЗЕМЛЯ

ПАМЯТЬ ВОЙНЫ

 

    Тузов Иван

ПИСЬМО ИЗ АФРИКИ

ЗАЧЕМ НА КУХНЕ ЛЬЕТ В ОКОШКО СВЕТ…

ПРИЕЗЖАЙТЕ ДОМОЙ

ОСЕННЯЯ ГРУСТЬ

 

    Фёдорова Александра

ВЕСНА

ЛЮБЛЮ

ЛЮБОВЬ

ПРОСТИ

МНЕ ОЧЕНЬ ЖАЛЬ

БЕРЕГИТЕ МУЖЧИН

ЖЕНЩИНА

КАРТИНА

СТУДЕНЧЕСКАЯ

В тебе, во мне весна, весна.

ПРИРОДА

ОСЕНЬ

ХУДОЖНИК

РАЗГОВОР  С БОГОМ

 

    Черных Юрий

КТО ПАСЕТСЯ НА ЛУГУ?

ХОТИТЕ ПРОВЕРЬТЕ

КОШАЧЬЕ СЕМЕЙСТВО

ЛЕТУЧАЯ КОШЬ

КОМУ СКАЗАТЬ  «СПАСИБО»

 

    Чупина Нелли

ПРОЩАНИЕ

Я выпью без остатка всю печаль.

Утренний воздух, как патока пьян.

ОЖИДАНИЕ

Гуляет ветер меж ветвей,

Люблю морозы на крещенье.

 

Поэзия

 

Гриб Эмма

г. Братск, Иркутская обл.

 

 

МЕЧТА О ДЕРЕВНЕ

 

По своим, по анкетным данным,

Я совсем городской человек,

Но порою во мне стародавней

Кто-то свой начинает разбег.

Просыпаясь в уютной квартире,

Я такой исхожусь тоской,

Не сравнимой ни с чем ностальгией

По деревне,  непознанной мной …

Я душой чую талую землю,

Голубой надо мной небосвод,

И, не зная той жизни, приемлю

Весь весенний круговорот.

Дай, мне кажется, в это время

Только нить, но именно ту,

Я, что в сдобренной почве семя,

Вся воспряну и расцвету.

Я дурею от запаха мяты,

Я готова зарыться в стога…

Ну, скажите, чем я виновата?!-

Память предков во мне долга!...

Я скучаю по глади речки,

Что спокойно обходит село,

Я мечтаю сидеть у печки,

И чтоб с воем в окно мело…

Я хочу в избе повечерять,

Слушать бабки негромкую речь,

И желанье мое не измерить

В русской печке шаньги испечь…

А потом на мороз и в сенцы…

А в избе, коченея ртом,

Наслаждаться такой безделицей-

Попивать чаек с молоком.

Чай, чтоб был на столе в самоваре,

Самовар раздут сапогом.

Вот тогда я буду в ударе-

Чашек шесть сосчитаю потом.

И про баньку по-черному, с дымом,

Не устану я вспоминать.

И тот куст, и тропу за овином,

Что теперь мне нигде не узнать…

Я грущу по застенчивым лицам

По открытым и добрым сердцам…

Как они, если кто постучится,

В дом впущу и всю душу отдам…

Преклонюсь пред дедами, старушками,

Что в вечерней заре стерегут

Лес за речкой с гадалкой кукушкою,

С хороводом на дальнем лугу…

Я грущу по деревне с частушками,

По чечетке в веселом кругу.

По гармошке в ночи за околицей,

По мычанью коров по-утру…

Как вернуть мне все это сторицей,

До того, как с тоски я помру?

Так все кажется сердце рвется,

Так тоскливо и горестно мне…

Может быть это все зовется

Лишь любовью к родной стороне?!

Ну, тогда я люблю эту землю!

И себя не помыслю иной,

И стремлюсь душой  солнцем согретой

К той деревне, непознанной мной!...

 

 

Я – РОВЕСНОК ВОЙНЫ

 

Я – ровесник войны! Я – ровесник войны!

Родилась я как раз в сорок первом…

В самый страшный тот год для любимой страны,

Что пожаром прошёлся по нервам…

Что обвалом прошёлся ненужных смертей

И страданием в нашем народе,

И слезами, и болью для всех матерей,

И насилием, чуждым природе…

Я – ровесник войны! В колыбели своей

Я вбирала всю боль по частицам,

Чтобы вся эта боль вот таких же детей,

Пролилась бы в стихах на страницы…

Не вернуть нам всех павших в сраженьях бойцов

На полях, той войною объятых…

Не вернуть покалеченных ею отцов,

Что победу несли в сорок пятый…

Но всех тех, кто пришёл, кто остался в живых,

Кто из пепла страну возводили,

Всех и каждого чтим, жизнью благодарим,

Что нам светлый рассвет подарили.

 

 

МОЙ БРАТСК

 

Ведь надо же в жизни моей так случиться,

Что стал ты мне в детстве и в юности сниться!

Что стал ты моей путеводной звездой,

Одной на всю жизнь непонятной мечтой!

Ты был ещё точкой совсем не на карте,

И я лишь романтиком в школе за партой.

Но той непонятной, далёкой звездой

Мой Братск засеял над мой головой.

О, как же в те годы тебя я хотела

Служить и душою, и словом, и делом.

И пусть моя юность прошла стороной,

Мой Братск в моём сердце повсюду со мной.

Мне снилось, как многим, тайга и просторы,

Крытые пороги, прекрасные горы.

Ангарские воды манили меня,

За нерешительность, как бы виня.

И вот я вернулась в юность свою

С тех пор песни Братску я сердцем пою.

Мой дом. Моя память. Моя ты любовь.

Уехав, к тебе возвращаюсь я вновь.

Ни Рига, ни Юрмала, ни Телль- Авив

Как ты мне не дорог, желанен, красив.

Чем всё объяснить? Право слово, не знаю,

Но, восхищаясь тобой, воспеваю!

Тобою горжусь и тобою пою

Одну бесконечную песню свою.

И нет мне дороже и, и ближе нет края

На всё тебя Братск, благословляю!

На долгую жизнь! На прекрасный рассвет,

Не знать чтоб братчанам ни горя, ни бед,

Чтоб стал Братск для всех путеводной звездой,

Прекрасной и яркой, желанной мечтой.

 

 

Ковалёва Жени

Братск, Иркутская обл. г.

 

 

ВСЁ ПРОХОДИТ

 

Тишина. Лишь грусти тихий след
Сиротливо сердце защемит.
Ничего страшней на свете нет
Непрощённых, тлеющих обид.

…Всё проходит. Ночь сменяет день.
Всё минует, сглаживает грань…
Отцвела, отпенилась сирень,
Но надеждой вспыхнула герань.

 

 

СЯДУ Я НА КАМУШЕК

 

Я пройду вдоль выгона,
В пояс избам кланяясь…
У колодца старого
Камушек лежит.
Здесь изба саманная,
Крытая соломою,
Уж давно-давнёшенько
Больше не стоит.
Сяду я на камушек,
Гляну в небо синее.
Горькое рыдание
Закипит в груди.
Кто окликнет Енькою,
Внучкой Камратихиной,
Кто поднимет с камушка,
Скажет: «Заходи!»

 

 

***

Ах, как хочется мне

разогнаться порой
И лететь к облакам,
что есть духу!
Чтоб в лазурной дали
прислониться щекой
К неземному
лебяжьему пуху!

 

 

***
           Памяти Г.П. Михасенко

Опять февраль, как наважденье,
Тревожит томной синевой,
Неясных чувств нагроможденье,
Зимы лукавое смиренье, –
То тихий плач, то скорбный вой,
И это всё, как вдохновенье, –
Искрится нынче над Тобой.
…Прости за этот стих печальный.
Поставлю трепетной рукой
Для памяти в бокал хрустальный
Небес подснежник голубой.

 

 

ПОДОЖДИ

 

Какое ненастное выдалось лето.
Всё тучи одна за другою ползут.
И жмётся напрасно залив непрогретый
К холодной полоске, что пляжем зовут.
…Прозаик хандрит и зевают поэты,
А с неба ленивые сыплют дожди.
Художник по памяти пишет сюжеты…
Но я умоляю себя: подожди!
Ненастье и вёдрышко – всё переменно.
Дождливое утро улыбкой приветь.
И солнечный лучик к тебе непременно
Пробьётся сквозь тучи, чтоб душу согреть.

 

 

ЗА ОКНОМ ОСЕННИЙ НЕУЮТ

 

За окном осенний неуют.
На душе предзимняя тревога.
Тихая печаль нашла приют
В этот час у моего порога.
Кошкою скребётся в дверь мою,
Как к себе домой. Не тут-то было! –
Я печальных песен не пою.
Всем простила. Всё давно забыла.

 

 

УТРА ПАСМУР ДУШУ ГЛОЖЕТ

 

Утра пасмур душу гложет –
Белый свет не мил.
Лица серые прохожих
Сон не освежил.
…Души тёмные, как лужи,
В отраженье глаз.
Никому никто не нужен
В этот ранний час.
..Словно искра вспыхнет: «Здрасьте!» –
Чьё-то на бегу, –
И прожжёт всю хмарь ненастья,
Разметав пургу…
Озарит лицо улыбка.
Брызнет свет из глаз.
Запоёт сквозь утро скрипка –
Здравие для нас…
А всего-то только слово –
Не велик расход.
«Здравствуй!» – скажем утру снова,
Чуть замедляя ход.

 

 

ПО ТИХОЙ ПАМЯТИ МОЕЙ

 

Был месяц май. Цвела сирень.
Жуки жужжали, как шальные.
И были вечера хмельные,
И хмелем был наполнен день…
Искрился синий небосвод.
В зените голуби белели,
А мы с Серёжкою глядели
На их стремительный полёт.
…По тихой памяти моей
Ступлю на лунную дорожку…
Любил Серёжка голубей,
А я без памяти Серёжку.

 

 

Медведев Иннокентий

г. Братск, Иркутская обл.

 

 

Моё Мировоззренье – лишь моё

 

 

***

У каждого цветка своё цветенье

И время увядания своё.

У каждого свое Мировоззренье -

Мое Мировоззренье – лишь моё.

 

 

***

Мне часто снилось: я любил.

Летал, парил я в облаках,

Но много снов я позабыл,

Что не забыл, воспел в стихах.

 

 

***

Любовь, как сон - одно мгновенье

Тот луч, затерянный во мгле,

А после, снова пробужденье

И пребыванье на Земле.

 

 

***

Любовь что сон, а это значит -

Хочу во сне всё время жить.

Нам все житейские задачи

Ведь наяву сложней решить.

 

               

***

Для поэта закон не написан

У поэта всегда свой закон.

Как не сваришь и плова без риса,

А поэт для свободы рожден.

 

 

***

Кто эту жизнь душой приемлет,

Кто дружит с разумом своим.

Не зря пришёл на эту землю

Ведь жизнь – костер, а мысли – дым.

 

              

***

На склоне лет в глазах огни зажглись

И в облаках как – будто бы летаешь,

То значит ты лишь начал свою жизнь

И этим ты прохожих удивляешь.

 

           

***

Не сказка ли по Раю погулять,

Войти в  врата Божественного Сада.

И думаю, мечтать при  жизни надо,

Ведь вряд ли сможем после помечтать.

 

 

***

Кто часто повторяет – не могу,

В душе скрывает слово – не хочу.

Но как же можно что-то не уметь,

Ведь ездит же на  «велике» медведь.

 

 

***

Я к славе не стремлюсь – пусть мыслей моих бред,–

Кому сплошная тьма, кому желаний свет.

Лишь злые языки меня повсюду хают

И этим меня сами больше воспевают.

 

 

 

***

Дай Бог, чтоб выспаться я мог.

Пошли ко сну ещё здоровье.

Чтоб жить я мог - еды чуток,

А к смерти - свечку в изголовье.

 

 

***

Порой коса найдёт на камень,

Не ведая порою, что  творит.

Вот так и мы всё рушим сами,

Когда душа полна обид.

 

 

***

Холодный пепел лишь на месте том,

 Где был огонь, и где пылали чувства.

 Теперь любовь нам кажется лишь сном.

 Зола и пепел, да остатки сучьев.

 

 

***

Земля Землёй, а Небо Небом -

Местами их не поменять.

Как голод утоляют хлебом,

Так сыновей рожает мать.

 

 

***

Детство – нежность, шалость, легкость.

Юность – птица, скорость, бойкость.

Зрелость – путь наш в сто дорог.

Старость – вот и весь итог.

 

 

***

Я успею отдохнуть,

Когда  свой закончу  путь.

Но не отдых ли  работа,

Когда жить тебе охота.

 

 

***

Жизнь – обман с чарующей тоскою.

Есенин прав, и я махну рукою.

Всё так же подает на землю листьев медь,

Нам всем дано процвесть и умереть.

 

 

***

Уйду в забвенье, уйду в себя.

Уйду туда – откуда не приходят.

Такую жизнь подносит нам судьба

И от того шальные мысли бродят.

 

 

***

С крыши дома посмотришь – люди как муравьи.

Как их Господи видит с такой высоты?!

Все мы точно микробы, трудно нас разглядеть –

Может, так Ему миром легче владеть?

 

 

***

Странный зверь – Человек. Он же жаден и трус.

Он же умный и хитрый, и пакостный гнус.

И от каждого зверя в нем есть понемногу –

Бог его сотворил и судить его Богу.

 

 

***

Страх – сильнейший порок у людей

Им наградил нас Творец - Чарадей.

У страха глаза, как всегда велики, –

Видно награда нам с лёгкой руки.

 

 

***

Если я бы не родился

Никто бы даже не заметил,

Что нет меня на белом свете.

И я б тому не удивился.

 

 

***

Клочок бумажки, капля краски –

И стих пиши наверняка.

И никакие в мире сказки

Не тронут душу дурака.

 

 

***

Как и вам мне солнце светит,

Как и вы удачу берегу.

За свои слова всегда в ответе,

Вот за вас ответить не могу.

 

 

***

Мои стихи не для трибуны,

Не глотки ими надрывать.

Они, души тревожной, струны,

Должны в тиши всегда звучать.

 

 

СЧАСТЬЕ

 

У каждого счастье и радость венцом -

Особая в жизни страница.

Кому уколоться – и дело с концом,

А кто без всего веселится.

 

Кому чистый воздух,

Кому большой дом,                                                                  

А кто и шалаш сделал Раем.

Хапуга хватает руками и ртом

Не хапнет -  закатится лаем.

 

Кому нужно мало, кому надо всё,

Кто мерит, а кто измеряет.

От этого каждому счастье своё,

Которое он принимает.

 

Которым гордится, которое есть –

Другого и знать не желает.

Считая за честь откровенную лесть:

Что вырастил, то пожинает.

 

Где счастье,  там радость,

Где радость, там смех-

Как искры, сгорая, взлетает.

Господь делит счастье одно и на всех,…

Которого нам не хватает.

 

 

ТАКОВА ФИЛОСОФИЯ

 

Щуря глаз и урча на нелепости жизни,

Кот не раз предрекал катаклизмы в Отчизне.

 

«Суета. Маята. Тащат в дом и из дома –

Это мне непонятно и так незнакомо!..

 

Только дети у них - в шоколаде ребята -

Веселы и добры, словно наши котята.

 

Посмотри, как на шёлковой травке играют.-

Ни  тревог, ни проблем эти дети не знают.

 

Рады солнцу они, раду небу и мигу,

Рады каждому вздоху и каждому крику.

 

Сколько в них уместилось счастливого смеха!

Светлым праздником вторит им летнее эхо.

 

…Почему у взрослых не так все бывает,

Злость и зависть к друг другу со света сживает?»

 

…Кот лежал на крыльце размышляя о жизни:

«Почему у людей нет согласья в Отчизне?»

 

…Вскоре кошка пришла – принесла ему мышку,-

И философ закрыл философии книжку.

 

 

ДВА БЕРЕГА

 

Любил ли я тебя, иль не любил,

Но этот миг мне душу не волнует.

Я обо всём почти уже забыл…

Туманный образ память лишь рисует.

 

Мы у судьбы два берега реки

И нас волнами годы омывают -

Мы то близки, то снова далеки…

То память тонет, то опять всплывает…

 

А берега всё за рекой бегут…

Хотят сойтись, но всё же не сойдутся.

Ведь так по жизни  многие идут,

А нужно лишь к истоку бы вернуться.

 

Не быть тому. Настал конец реки,

Настал конец и нашему стремлению.

Края у моря очень далеки,

Куда река спешила к сожалению.

 

 

КРИК ДУШИ

 

Я тебя нисколько не ругаю,

Не кляну – зачем всё это мне?

Я ни тот, и ты совсем другая,

Да и жизнь как будто бы во сне.

 

Пыл любви давно мы исчерпали,

Я с другой... и ты давно с другим.

Мы тогда совсем не понимали,

Что любовь, костёр, зола и дым.

 

Губ холодных страстное желанье

И игра в любовь – лишь только бред.

Наша встреча – только пониманье,

Что не скажем мы друг другу: – «Нет».

 

…Так ласкай меня, утешь мне душу.

Обо всём забудем в этот миг.

Думаю, конечно, будет лучше

Заглушить в груди протяжный крик.

 

Крик души давно уж очерствелой,

Что давно  в себе похоронил.

Опьяни игрой своею смелой,

Чтобы обо всём сейчас забыл.

 

Эх, зачем кричать, зачем скандалить?

Этим ведь себя не обретёшь.

Вижу впереди пустые дали,

И  бежит от них по телу дрожь.

 

 

ЗА ДВЕРЬЮ САРАЯ

 

Быть может, любовью рискую,

Взгляд девчонки ловлю озорной.

Не её я целую – другую.

Да и та, что люблю, не со мной.

 

Знаю я, что любимая где-то

Без труда может мне изменить.

И боится – узнаю про это,

И не знает, что делать, как быть.

 

Что за риск без начала и края,

Что искал, всё равно не нашёл.

Этот рай, что за дверью сарая,

За которым сюда я пришёл.

 

Все узнают, расскажут об этом.

Снова ссора, скандал и разлад.

Разнесут эту новость по Свету,

Да и то не про то, невпопад.

 

К ней приду, скажет мне:  «Я скучала»

Взгляд наивный и очень простой.

Иль конец, или это начало-

Не стучи, мое сердце, постой!

 

 

СТУК СЕРДЕЦ

 

Не могу не смотреть на девический лик,

Что, сверкнув словно блик, в мою душу проник.

Не могу не обнять гибкий девичий стан,            

Что изгибами линий пьянит как дурман.

 

Закрываю глаза и лечу в облака

Тело милой и душу неся на руках.

Открываю глаза и  –  в объятиях мы

Чувств полны, в окружении света и тьмы.

 

Ярче свет. Тьма  темней. Наши ласки нежней.

Ощущая её, растворившийся  все о ней.

Нашепчу о любви золотые слова,

От которых кружится у всех голова.

 

Стук сердец, тихий стон и сплетение рук

C каждым мигом всё тише становится вдруг.

Наши души с телами слились в унисон.

Вот и сладость  истомы, и в объятиях сон.

 

 

ОТШЕЛЬНИК

 

На Земле я самый грешный -

Пусть в меня все пальцем тычут.

Я иду дорогой вешней,

Сквозь невзгоды и не хнычу.

 

Но себе я цену знаю,

Многие того не стоят.

Подлость в людях призираю –

В Божьей правде  чту святое.

 

Доброту ценю особо,

Алчность к деньгам отвергаю,

Лишь для душ высокой пробы

Я стихи свои слагаю…

 

 

ВЕЧНОСТЬ

 

Когда-нибудь и я умру

И мне лежать в сырой могиле.

А ты, заглянешь поутру

Сказать: «Тебя мы не забыли…»

 

Печально слезы уронив,

Протрёшь сырой ладошкой фото…

Но в этот миг я молчалив,

А ты всё спрашиваешь что-то…

 

Ну что ж, в моих глазах прочтёшь,

Что не успел сказать когда-то.

И не спеша домой пойдёшь,–

Жизнь продолжается, как надо.

 

Покинув фото, образ мой

Тебя проводит по аллее.

Вдруг ты прошепчешь: «Дорогой...»,-

О  не свершившемся жалея.

 

Поверь, родная: я с тобой

Душа моя с тобою рядом.

И вместе мы идём домой.

Ведь смерть мне в этом не преграда.

 

 

РАЗГОВОР С ДЕДОМ

 

Да, конечно, деревня мне ближе

И ее золотые поля.

Я живу, и поэтому слышу,

Как зовет меня стоном земля.

 

Я пройдусь по деревне родимой,

Брошу куртку свою на плетень –

Вот она!.. всех дороже и зримей

В этот солнечный, ласковый день.

 

Здесь черемуха пахнет дурманом,

Взор слепит белоснежный наряд.

Здесь берёзки с загадочным станом

Привлекают прохожего взгляд.

 

Пусть завязла она на ухабах,

Пусть калитки висят на боку.

Как живётся в ней девкам и бабам

Мне расскажет гармонь на лугу.

 

Пусть пропахла веками навозом,

Пусть дерётся мужик за межу.

Пусть давно распрощалась с колхозом –

Я деревню за то не сужу.

 

Только жаль, что поля без потребы…

У калитки мне жаль мужика, –

Просит нищий у нищего хлеба,

Вместо плуга – бутылка в руках.

 

Я от солнца рукою прикроюсь –

Что-то птичек в лесу не слыхать…

И деревне я сердцем откроюсь -

Только сердцем поля не вспахать!…

 

Прохожу мимо деда – горюет

- Ты бы дал мне, сынок, закурить…

Сколько вас, городских, тут  гостюет…

Навсегда бы приехали жить…

 

«Слушай, дед, расскажи-ка на милость

Что толкает Россию на край?

– Это, паря, похоже на сырость,

Видишь, сгнил у болота сарай…

 

Прохудилась над Русью-то крыша.

Да не вам, городским, залатать…

Сколько лет уже только и слышно,

Что Россию пора возрождать…

 

«Слушай, дед, я же ваш – деревенский

Банщиковский, Петра средний сын.

Покажусь с виду, может быть,  дерзкий,

Но скажу, я с деревни один,

 

Тот, кто наши поля воспевает,

Тот, кто нашу деревню бодрит.

Но не каждый про это узнает…

Слушай, дед!». – Только дед уже спит.

 

«Ну и ладно,… ты спишь или умер?..–

Храп услышал, – так видно живой…»

Вот такие они наши думы

И от них хочешь - пой, хочешь - вой.

 

Да, конечно, деревня мне ближе

И ее золотые поля…

И  поэтому часто я слышу,

Как зовет меня предков земля.

 

 

УЛИЦЫ, КАК УЛИЦЫ  

(пос. Порожский г. Братск)

По порожским улицам, где я рос бродягой,

Где гонял на  «велике», да играл в лапту.

Где, бывало, славился я своей отвагой, –

Вновь по этим улочкам не спеша иду.

 

Улицы, как улицы – внешне не меняются,

Будто бы я бегал здесь  по ним  вчера.

Вечерами тёплыми парочки встречается

И сидят на лавочке в обнимку до утра.

 

Домики старинные, есть уже и новые.

Видно сразу каждому, кто и как живёт.

Дом с резными ставнями и дверьми тесовыми,

За забором каменным спрятан огород.

 

Ой, деревня милая и родные улочки,–

Помню дискотеки, драки, да еще,

Пил настойку крепкую у соседки Нюрочки, –

На любви креплённое, красное вино.

 

Только мне обидно, жизнь меняет лица –

И меня в посёлке редкий узнаёт.

Жаль, что моя юность вновь не повторится,

Но меня по улицам за руку ведёт.

 

Улицы, как улицы – внешне не меняются,

Будто бы я бегал здесь еще вчера.

Вечерами тёплыми парочки встречается

И сидят на лавочке в обнимку до утра.

 

 

СТУДЕНТ

 

Из Томска в Братск

Я вернулся в свой город совсем без рубля, без копейки.

Это ездил я «Госы»* сдавать да диплом защищать.

Вижу, девушка вроде скучает  одна на скамейке,…

Подошёл и спросил, а точнее решил я сказать:

 

- Я студент, дорогая, позвольте я рядом присяду.

Впрочем, бывший студент, ведь недавно диплом защитил.

В мою душу, учёба немного добавила яду,

Чтобы с ядом в душе эту жизнь я сильнее любил.

 

Мы не знали забот, только эти всего лишь два года.

Дальше шли напролом, а порою, мы шли  в никуда.

Вот сегодня в душе, как на улице вновь непогода,

Хоть в кармане диплом, но не знаю идти мне куда.

Я хотел бы девчонку спросить: «Кто она и откуда?»

А она, будто мысли мои успев прочитать:

- Я студентка Байкальского пединститута,

Мне уж нужно идти, а то завтра мне «Госы» сдавать.

Видит Бог, что студент повстречал неслучайно студентку.

Он  ей искренне  скажет: «Ни пуха тебе ни пера!»

Может, оба припомнят ещё у сирени скамейку,

Чтоб придти вновь сюда и побыть здесь вдвоём до утра.

*«Госы»- Государственный экзамен.

 

 

МИГ СУДЬБЫ

 

Простите Вы меня - я как поручик Ржевский -

Увидел свою цель - пришёл и победил.

Я знаю, что я хам и что похабник дерзкий

И даме сердца своего не раз уж изменил.

 

Всё потому, что сам порою был обманут,

Но на судьбу обиду больше не таю.

И наслаждаться  жизнью  я не перестану

Пока ещё живу, пока ещё люблю.

 

Вам нечего сказать? О, нет, прошу, молчите.

Я вижу вы  полны тревоги и обид.

Но вы всегда свою удачу берегите,

Обиды позабыв, отбросьте ложный стыд.

 

Улыбка вам к лицу, скрывать её не надо.

Не зря же вас Господь так щедро наградил.

И очертаньем губ блеснёт на ней помада,

Чтоб душу алый свет поэта озарил.

 

Хочу  я вас понять  без жизненных вопросов.

Хочу я с вами быть, хоть день, хоть час, хоть миг.

На то, что я молчу, вы не смотрите косо,

Не выразить в словах души смятенной крик.

 

Так вышло, что всегда один по жизни маюсь,

Не скрою я от вас своих счастливых глаз.

Вновь на улыбку вашу я встречно улыбаюсь

И знаю, вы моя, да только лишь сейчас...

 

 

БОРЬБА ЗА ЖИЗНЬ

 

Орел со сломанным крылом

Глядит на небо взглядом гордым.

Он жизнь отстаивал с козлом–

И вот сидит на мертвой морде.

 

И был лишь  шум, и были стоны,

И жизни  несколько минут,

Но вот слетаются вороны

На торжество зверей зовут.

 

Свою добычу он не может

С собою в небо унести.

Но всё же он так сильно хочет

Птенцов от голода спасти.

 

Волков голодных, серых стая

Пришла добычу поделить.

Орёл её не уступает –

Волкам пришлось его убить.

 

Борьба за жизнь – таков обычай–

Один другого должен съесть.

Он был охотник – стал добычей–

Так было и будет, так есть.

 

 

 

Михалик Нина

г. Братск, Иркутская обл.

 

 

РАЗБРЕЛИСЬ ПО НЕБУ ТУЧКИ

 

Разбрелись по небу тучки.
Гром ворчит, как старый дед.
А для грома тучки – внучки.
Их милей у деда нет.
Разъезжая в колеснице,
Наставленья им твердит:
– Вы резвитесь, озорницы,
Радость дождичек родит!
Нежной краской заиграла
В небе радуга-дуга.
Капля первая упала,
Заплясала по лугам.
Эй вы, тучки-озорницы,
Перестаньте баловать!
Поспевайте за возницей –
Будем землю поливать.
Чтобы травы зеленели,
Потрудитесь вы на «пять».
Пусть играет на свирели
Пресвятая благодать
 

 

Я РАДУЮСЬ

 

Я, как ребёнок, радуюсь весне:
Я тоненькой её травинкой буду.
Зиме и лету радуюсь вдвойне,
И осени – божественному чуду.

Вокруг багряно, ярко и светло.
Кружатся листья в вальсе листопада.
Мне жить на свете белом повезло,
Где каждый день – счастливая награда.

Мерцанье звёзд и высота небес
О тайнах неземных напоминают.
И мыслям, и мечтам в противовес
Летят года и, как снежинки, тают.
 

 

СТУЖА БЕЛОЮ ПОРОШЕЙ

 

Стужа белою порошей
Разметалась за окном.
Жду тебя я, мой хороший,
И мечтаю об одном:

Чтоб любил меня, лелеял
И цветы всегда дарил.
Злаки счастья жал и сеял,
Да судьбу благодарил.

И студёною зимою
Греет пусть костёр любви.
…Вместе жизнь прожить с тобою
Нас, Господь, благослови!
 

 

ТЫ ТАК МИЛА, ПЛЕНИТЕЛЬНА, ВОЗДУШНА

 

Зачем же в душу ты впускаешь холод?
Вон месяц смотрит на тебя – он молод.
Играет ветер локоном кудрей,
Чтоб ты была нежнее и добрей.
Ты так мила, пленительна, воздушна.
Не будь же ты молве чужой послушна.
Не верь молве – пустая то затея.
И ты живи – волшебница и фея.
Тебе восполню я твою утрату –
Своим признаньем обозначу плату.
 

 

А Я, ПОЙМИ, ОБРЕЧЕНА ЛЮБИТЬ

 

А я, пойми, обречена любить,
Чтобы вперёд идти, не спотыкаясь.
Мне надо очень благодарной быть,
Чтоб рук твоих тепло любить, не каясь.

Мне надо быть на гребне, на волне,
А не в пучине тёмной и бездонной.
Я добрым людям радуюсь вдвойне
И непорочной кланяюсь Мадонне.

Я жажду сладость родника испить
И быть добрей, и, может быть, моложе.
И горести, и боль навек забыть,
И хоть немножко быть счастливой тоже.
 

 

ВСЯ ИЗ СОЛНЦА – НА ПОРОГЕ

 

Вся из солнца – на пороге
И лучей прозрачных вязь.
На моей ли ты дороге?!
И откуда ты взялась?!

Может, с неба звездолётом
Ты ко мне? – любуюсь всласть.
Может, здесь ты мимолётно
И не дашь совсем пропасть?!

Может, с моря вольный ветер
На крылах тебя принёс?
Рад несказанно, что встретил –
Ты, как сказка в мире грёз!
 

 

СОЛНЦЕ

 

Ты в небе так высоко! Светишь,
Касаясь лучиком плеча.
Меня всегда, как мать, приветишь,
И не обидишь сгоряча.

В твоих лучах огонь волнений,
Любви немеркнущая стать,
С тобой тепло и без сомнений,
В душе святая благодать.


 

ХЛЕБ

 

Хлеб испеку тебе в угоду.
Я тесто с чувством заведу.
В него вложу и соль, и воду,
И дрожжи с сахаром введу.

Мука бела, как снег в окошке.
И масла чудный аромат.
Я тесто размешу без крошки,
Чтоб ел ты хлеб, был вкусу рад.

Мой хлеб охватит жар в духовке…
С румяной корочкой бока
Помажу масляной пуховкой –
Пусть остывает он пока.

Нарежу тёплый хлеб к обеду,
Тебя к застолью приглашу.
А ты садись, мой хлеб отведай,
Отведай, я тебя прошу.


 

ВЕСНА

 

Зазвенит весна капелью,
Очарует нас она.
И под звёздной колыбелью
Снова будет не до сна.

Тёплый ветер взбудоражит,
Отогреет спящий лес.
Он сугроб затронет каждый.
Пар поднимет до небес.

Снова будут звездочёты
Карту неба изучать,
А сердца в своих отчётах
Счастье станут излучать.

Этой чудною порою
Небу я хвалу пою.
Стану я нежнее втрое,
Отыскав звезду свою.


 

СКАЗКА

 

Исполином тополь за окошком,
Лунный свет струится с высоты.
Там Медведица с большим лукошком
Собирает с облаков цветы.

Ты пойди-ка, докажи ей глупой:
Облака растают, словно дым.
Не играет белка золотой скорлупкой,
Старый дед не станет молодым.

Я любуюсь! Пусть продлится сказка –
Чудо не за тридевять земель,
И, укрыв свой лик под лунной маской,
Песню сердца дарит нежный Лель.


 

МОЛИТВА

 

Не приведи, Господь, мне потерять,
Что я в своей душе лелею…
Ведь жизнь уже не повернётся вспять
И не вернуть того, о чём жалею.

Не приведи, Господь, мне всё узнать,
Что я навеки потеряла.
И подари одну лишь благодать –
Любить всё то, чем я дышала.

Не дай, Господь, душою мне устать,
От ожиданья, чтоб по доброй воле,
Кто всё забрал, раскаявшись, отдать,
Не пожалев о своей женской доле.

 

 

Михасенко Геннадий

(16.02.1936 – 04.06.1994)

г. Братск, Иркутская обл.

 

 

БРАТЧАНИН

 

Нас манят необжитые места,

И мой порыв, конечно, не случаен.

И я, чудак, родившись где-то

                                              там,

Уверенно зову себя

                                Братчанин.

 

Но вновь меня зовёт далёкий путь

Щемящее, обещающе, отчаянно.

И я, чудак, умчась куда-нибудь

Всё буду называть себя –

                                Братчанин.

 

От северной неласковой зимы

До солнечных долин с зелёным чаем –

Везде и всюду неизменно мы –

Не кто-нибудь иные,

                               а – Братчане.

 

И если в галактической пыли

Мы разум ненароком повстречаем,

Для нас, старинных жителей земли,

Он будет, разумеется, -

                                 Братчанин.

 

 

МОЯ ГРОЗА

 

Обычно от грозы бегут,

Особенно под вечер.

А я шепча: «Зер гут! Зер гут!»

Бегу грозе навстречу.

 

Наполную открыв глаза

И шею оголяя,

Кому-то – мачеха гроза,

А мне – как мать родная!

 

Как будто душу освежить

Спешит всему живому.

И начинаю снова жить

Я под раскаты грома.

 

Мальчишка, юноша, мужик –

В природе так бывает,

Но небо надо мной дрожит

И с плеч года смывает.

 

Мне делается хорошо,

Без дрожи и одышки!

Я мужиком в грозу вошел,

А выскочил мальчишкой.

 

И старости, ура, капут!

Я с кискою играю!

Обычно от грозы бегут,

А я к ней прибегаю!

 

 

ГОДАНИЕ НА 6 ИЮНЯ

 

У кукующей кукушки

Я спросил: - А сколько лет

Проживет в народе Пушкин? –

Ни ку-ку она в ответ!

 

- Что замолкла та горюя?

Али Пушкин не знаком?

Аль с тобою говорю я

Непонятным языком?

 

Аль таёжная колдунья

Не расслышала слова?

Али бедная вещунья

В арифметике слаба?

 

- Нет, - вещунья отвечает, -

Всё понятно в словесах!

Кто же Пушкина не знает

В наших северных лесах!

 

В арифметике сильна я!

Даже, может, чересчур!

Я старательно считаю,

Потому-то и молчу!

 

И выходит по расчёту,

Чтобы дать тебе ответ,

Мне хватило бы работы

Куковать на сотни лет!

 

Да и то бы не успела

На своём, видать веку!

Пушкин вечен – вот в чём дело!

Я же смертная – ку-ку.

 

 

***

Быть после Пушкина поэтом –

Чушь! - Скажут мне наверняка

И пальцем шевельнут при этом

У ожиревшего виска.

 

Но вместо робости угрюмой

Огнь пролетел по волосам!

Да если б Лермонтов так думал,

То кто бы «Парус» написал?

 

 

***

Бывают встречи иногда,

Когда я обращаюсь к Богу:

- Скоси, скоси мои года!

Скоси года хотя б немного!

 

Бывает и наоборот,

Когда молю я провиденье:

- Накинь мне, Бог, хотя бы год –

Для мудрости и вдохновенья!

 

И в этом перепаде грёз

Проходит жизнь дымком летучим,

Без Бога, то с наплывом слёз,

То с сухостью в глазах колючих!

 

 

Орлов Максим

г. Братск, Иркутская обл.

 

 

ЭТЮД

 

Двор как двор: обрубки тополей,

на бетоне мусорные баки,

на колодце стайка голубей,

взгляд просящий брошенной собаки…

 

Дом как дом: квадратно-типовой,

сделанный из железобетона,

дверь в квартиру возле лифтовой,

спальня, зал, санузел, два балкона…

 

Жизнь как жизнь: панельная юдоль,

Как у всех – работа и маршрутки,

Ближе к ночи – головная боль –

Мстят за что-то прожитые сутки…

 

Смерть как смерть: проехал катафалк,

Увозя соседа в зазеркалье,

Оборвался с этим светом фал,

Снят последний оттиск с божьей кальки.

 

 

ЭТОТ ГОРОД

 

Этот город десятков посёлков –

соглядатай реки Ангары.

Колобродят о нём разнотолки,

а где правда – пади разбери.

 

Поутих гул бравурных реляций

канареек центральных газет,

двадцать первый век – не для оваций,

да и прежних газет уже нет.

 

Всё как будто вошло в своё русло

(или в «стусло» - сказал бы столяр).

И неважно, что только изустно

о былом слышит братский школяр.

 

«Неформат» - воспевать киловатты

и уставший от рифм диабаз, -

озадачили нас демократы -
не до всхлипов о прошлом сейчас.

 

Нет, не всё так печально и грустно –

жизнь прекрасна – о чём разговор!

Ангара не выходит из русла,

распрекрасен в турбинах напор.

 

И бегут по асфальту коляски

от хрущёвок до детских садов.

Продолжается жизнь в нашем Братске!

Нипочём нам озноб холодов!

 

Жизнь идёт и братчан будоражит,

ныне, присно, во веки веков…

Братск не раз ещё обескуражит

ясновидцев, пророков, волхвов.

 

 

СТРАННОПРИИМНЫЙ ДОМ

                                 В. Туровцу

Рифмующие – не истеблишмент,

не в их натуре курковать купюры.

Сандалии меняют на котурны,

чтоб череду меняющихся мет

отсеять от щедрот программы «Время»,

да чакру открывают там, где темя

открыло плешь – отнюдь не первоцвет.

 

Читатель духом слаб, не бодрячок.

Что ищет он в рифмованных концовках?

Или Химпрома грубая спецовка

обрыднет за день? – за серьёз эклог

он прячется от ноши повседневной,

в надежде, что в банальности напевной

обрящет суть чего-то между строк.

 

Поэзия – странноприимный дом

всеобщего ранжира отщепенцев,

что бытие прокачивают сердцем,

чуть реже – препарируют умом,

а иногда рифмованным коленцем

достанут так, что ты невозвращенцем

становишься, обжив поэта том.

 

 

***

                     Памяти  Г.П. Михасенко

«Поэт в России больше, чем поэт…»,–

переосмыслим фразу Евтушенко.

Жил-был братчанин, бородач-брюнет,

писатель детских книжек Михасенко.

 

Был инженером, мужем и отцом…

Знал толк во всех пегасовых аллюрах.

Был импозантным бравым молодцом,

с шикарной, чуть седою шевелюрой.

 

На юбилеях любим вспоминать,

что Михасенко сторожем работал.

Не оттого ль его за прядью прядь

седела? А ведь полиглотом

 

помимо прочего писатель братский был.

А Братск его – в сторожевую будку!

Двужильным был, но выбился из сил

торить дорогу нам по первопутку.

 

«Поэт в России больше, чем, поэт...»,–

саморекламно чересчур, а впрочем…

Кем только не был бородач-брюнет,

словесных приисков и шахт чернорабочий.

 

 

№5

 

Облокотившись о девятый вал,

в шезлонге волн луна слегка качалась.

«Что жизнь людская? Господа ли шалость

или других хранителей лекал,

 

по коим предначертан жизни абрис?

Кто геометр, рисующий эскиз бытийности?»

Луна слегка качалась

в шезлонге волн, стихал прохладный бриз.

 

В десятке метрах девушка купалась,

перемежая брасс и баттерфляй.

«Что жизнь людская?..»

Я разоблачаюсь и сам себе командую: «ныряй!»

 

Постигнуть суть мешает заурядность,

но я грешу на брасс и баттерфляй.

 

 

СПОРНЫЙ ПОСТУЛАТ

 

Детство начиналось с двух колёс:

самокат – подшипники со смазкой…

Рядышком дворовый верный пёс,

первая любовь – ещё в коляске.

 

Позже – трёхколёсный «лисапед» –

требует нешуточной сноровки.

Познавался этот белый свет:

стригуны да божие коровки.

 

Юношество – вновь два колеса:

«Велик» был «Салютом» подростковым.

Парки, близлежащие леса…

Велосипедист бывал рисковым.

 

Зрелость – наш, советский АВТОВАЗ,

но колёс поболее – четыре.

Нажимаешь плавненько на газ –

нет тебя счастливей в целом в мире.

 

В судный час приидет та, с косой

(нам не избежать такого лиха),

спрячут нас в планету-колесо,

Млечный путь утюжащее лихо.

 

Говорят же: на круги своя,

стало быть, назад, к первоначалу…

Во вращенье вечном состоя,

по чьему-то движемся лекалу.

 

Путь галактик – тоже колесо…

Безгранична власть пи эр квадрата.

То, что колесу подвластно всё –

спорного основа постулата.

 

 

***

                          Я памятник себе:

                           душа в заветной плоти.

                                                 В. Монахов

Вода текла (Тунгуской? Ангарой ли?)

не думая о чреве и кровях.

А может быть, апрельскою капелью

она блистала? Где-то гнил и чах

 

конгломерат азота с углеродом

(слагаемые нашего белка̀).

Парил вулкан Чукотки водородом,

и кислород из рощ березняка

 

витал над Братском или над Байкалом

(без оных организма не сложить).

В конце концов корпускулы впитала

субстанция, умеющая жить.

 

Жизнь теплится в объёме. Мы – трёхмерны                       

(в пределах осязаемых границ).

Материя! Полбарреля (примерно)

ингредиентов разных и частиц.

 

 

Имеет всё своё предназначенье,

всё опосредовано кем-то неспроста,

чтоб ДНК каких-то там верченье

позволило прожить, пусть не до ста,

 

 

пусть до другой неведомой цифири,

но всё-таки отмерить некий срок

в жестокосердном, но прекрасном мире,

который не опишешь в сотнях строк.

 

Но вот душа…  Ответь нам, биохимик,

каков её химический состав?

Молчание. Безмолвствует и клирик,

не раскрывает формулу конклав…

 

Лишь самопрепарируется лирик,

пером-заточкой душу искромсав.

 

 

ПОДЗЕМНЫЕ РЕКИ

 

Подземных рек на карте не сыскать:

сокрыты русла где-то под землёю.

Но всё-таки, какая благодать,

когда из скважин чистою водою

 

ты утоляешь жажду в жаркий день,

и ощущаешь на зубах прохладу,

и видишь, как играет светотень

через стекло, и редкую усладу

 

от первородной этой чистоты

ты чувствуешь, и воду пьешь глотками.

Она не дистиллят: её грунты

целебными насытили солями.

 

Живительна, целебна, холодна

вода артезианского колодца.

Стакан не отрываясь пьешь до дна

и через донышко рассматриваешь солнце.

 

Те ж реки – с именами, – что текут

под небом и отмечены на картах,

в себе несут фекалии, мазут,

растворены в них яды, химикаты.

 

Всё то, что на поверхности, вовне,

всё то, что стало притчей во языцех,

не первородно – только в глубине

и суть вещей, и чистая водица.

 

 

ЧЕЛОВЕК

 

Не зовите меня «грузом 200»:

я такой же, как вы, – человек.

Я попался вчера в перекрестье

чьей-то оптики… Шел белый снег,

 

и снежинки на солнце искрились,

хаотично кружась на ветру…

В одночасие всё прекратилось:

пулей шаркнуло мне по нутру.

 

Долго, долго несли до санбата,

положили на стол наконец.

Подключили ко мне аппараты,

понимая, что я  не жилец.

 

Помню только хирурга в повязке,

неестественный ламповый свет…

Всё казалось недетскою сказкой…

А  меня уже нет, уже нет…

 

Я теперь только цифра из сводки

писарей из армейских штабов.

Я плыву в своей цинковой лодке

по фарватеру без берегов.

 

Удостойте хотя бы той чести –

благодарен вам буду вовек –

не зовите меня «грузом 200»,

я такой же, как вы, – человек!

 

 

№2

 

Веду иное летоисчисленье,

оно не от рождения Христа.

Его веду с того ночного бденья,

когда твои открытые уста

 

безмолвствовали. До испепеленья

горел любви отчаянной костёр.

Когда же прогорели все поленья,

то через створ тобой открытых штор

 

рассвет сиял заоблачным свеченьем,

и солнце распаляло свой фонарь,

предвосхищая дня преображенье

и расточая  утренний янтарь.

 

С тех пор веду иное исчисленье,

забыв григорианский календарь.

 

 

МIРЪ И МИРЪ

                 Как приятно не отправляться

    в тур по Италии этим  летом.

                                               Б. Коллинз

Слава Богу, в Италию я не отправлюсь!

По Неаполю, Риму не буду бродить.

На машине своей лучше здесь покатаюсь –

по разбитым дорогам. Не нужно будить

 

потускневшее воображенье. Неважно,

что здесь нет колоннад, анфилад и т.п.

Утолить не смогу путешествия жажду,

но трястись не хочу ни в СВ, ни в купе.

 

Мне гостиниц уют отвратителен, мерзок.

Правда, нет здесь аббатств, куполов, базилик.

Лучше местных прочесть пару-тройку газеток

чем коверкать чужой итальянский язык.

 

А на кухне уже дожидается завтрак.

Ведь живу как-никак я без евро и лир.

То, что было вчера, будет нынче и завтра…

Под бряцание лир мiръ скукожился  в миръ*.

  

*– МIРЪ – Вселенная;

    МИРЪ – спокойствие, тишина.

  

 

Смирнов  Виктор

(1935-1998гг)

г. Братск, Иркутская обл.

 

 

НОЧЬ

 

Ночь пришла, вставая в полный рост.

Со слезой невинной схожи росы.

Месяц заблудился среди звёзд

И рассыпал бисер по покосам.

 

Мир безмолвный крылья распростёр

Над лесной уснувшей деревушкой,

И сверкает искоркой костёр

Вдалеке, в излучине речушки.

 

Кто там?

Или путник, иль рыбак

До рассвета время коротает?

Стынет ночь…

И только лай собак

Тишину ночную нарушает.

 

 

ЗИМА

 

Опять белоснежную стелет постель

Седая зима до апреля.

Уснувшие ели качает метель

В морозной своей колыбели.

 

О чем-то таинственном шепчут снега.

И нет  конца им, ни края…

Тоскливо бредёт по дороге пурга,

Следы за собой заметая.

 

К полуночи ближе крепчает мороз.

Сомкнулись теснее берёзы.

И яркие россыпи стынущих звёзд,

Как льдинки звенят от мороза.

 

Окутала землю холодная мгла,

И замерло всё до рассвета.

И, кажется, так далеко до тепла,

До светлого, звонкого лета…

 

Но время наступит – растают снега,

И всркоются реки в апреле.

Проснётся и плечи расправит тайга,

И птичьи посыплются трели.

 

И снова потянет меня побродить

По тихой таёжной опушке,

И сколько осталось на свете прожить –

Спросить у весёлой кукушки.

 

 

ЧЕРЁМУХА

 

На дворе черёмуха закипела цветом,

Ароматом буйным намертво пьяня.

Это, значит, близко подступило лето,

Чтоб весны незрелость на себя принять.

 

Травы наливаются на лугах заречных,

А в траве пылают яркие жарки,

И зовёт на встречу синеглазый вечер,

И гармошка тихо плачет у реки.

 

Месяц размечтавшись, окунулся в омут,

По воде рассыпал звёзды не тая…

Ласковым дурманом белый цвет черёмух

Укачал на ветке к ночи воробья.

 

 

РОДНИК

 

Едва ослабли зимние морозы,

Светлее и длиннее стали дни,

Под старой засыхающей берёзой

Пробился из земли на свет родник.

 

Вначале, чуть заметной струйкой, тонкой,

Прозрачной, словно детская слеза,

Из-под корней, доверчивый и звонкий,

Он выбегал и тут же замерзал.

 

Его метель снегами заносила,

Над ним весела ледяная мгла…

Какая, в жизни рвущаяся сила,

Немую мерзлоту пробить смогла?

 

А года через два, в начале лета

Я это место сразу не узнал:

Берёза вся в листву была одета,

Из-под её корней родник бежал.

 

И летний зной, и зимние морозы

Он перенёс, всему наперекор,

И, как невеста, расцвела берёза,

С ним поведя сердечный разговор.

 

Над родником я низко наклонился,

К его воде губами я проник

И пожелал, чтобы всегда струился

И радость жизни миру приносил.

 

 

МОЯ ЗЕМЛЯ

 

Живым наследьем от легенды давней

Тревожит сказа нас порой не зря…

Во глубине седых, как мох, преданий

Хранили землю три богатыря.

 

Бесчисленные орды Чингиз-хана

На Русь валили, словно саранча,

И падали на землю бездыханно

Под взмахом богатырского меча.

 

Вороньи стаи черным опахалом

Качались над безмолвьем пустырей.

Ты в грозных битвах много потеряла,

Земля моя, своих богатырей.

 

И плакала в Путивле Ярославна,

В далёкий край летела лебедь-грусть.

Но ты не опоздала в самом главном,

Ты свою силу сохранила, Русь.

 

Когда на нашу землю наползала

Коричневая, страшная чума,

Ты сыновей на смертный бой послала

И в руки меч войны взяла сама.

 

Под мирным небом спорится работа.

Тучнеют хлебным колосом поля.

Но столько крови, горьких слёз и пота

Впитала ты в себя, моя земля!

 

И кажется, что до сих пор таится

В земле многострадальной тихий стон,

А по ночам ещё порою сниться

Плач женщин, угоняемых в поклон…

 

Какой же мерой боль твою измерить,

Чтоб честь её на плечи возложить?..

Земля моя! Ты можешь мне доверить

Судьбу свою, и боль свою, и жизнь.

 

 

ПАМЯТЬ ВОЙНЫ

 

Ты прости нас за всё,

Наш потомок далёкий и близкий.

Что не встретимся мы –

В этом нет нашей личной вины.

Над могилами стынут

В солдатском строю обелиски –

Неподвластная времени

Горькая память войны.

 

Наши жены и матери

Долгой зимою и летом

Ожидали домой нас

И видели трудные сны.

Как вставали в атаку

За красной сигнальной ракетой,

Уходили в бессмертие

Чьи-то мужья и сыны.

 

Вас отсталость немного –

Пришедших с войны ветеранов.

Только в ярком сиянии

Майской победной весны

Вновь тревожат солдат

Незажившие старые раны –

Неподвластная времени

Горькая память войны.

 

 

Тузов Иван

г. Братск, Иркутская обл.

 

 

ПИСЬМО ИЗ АФРИКИ

 

Здесь от жары схожу с ума,

За сорок в январе!?

А где-то – райская зима,

Деревья в серебре.

Снежок украсил все вокруг,

И чудится родной

Дымок из закопченных труб,

Что пахнет берестой…

Здесь – непривычно и темно.

Лишь монитора свет.

Сквозь Internet летит письмо:

«Ангольский всем привет!

Я по весне домой вернусь –

Багульник пусть цветет!

Вы на земле с названьем Русь

Встречайте самолет!»

 

 

ЗАЧЕМ НА КУХНЕ ЛЬЕТ В ОКОШКО СВЕТ…

 

Лежу и ощущаю жар под сорок.
В душе успокоительного нет.
Ты наврала, что будешь очень скоро,
Что буду до краёв тобой согрет.
Желалось сладко – оказалось кисло;
Мечталось страстно – вплоть до наготы,
Но пустота предательски нависла,
Забрав с собой остатки теплоты.
Так даже лучше – я переболею,
Пройдет дурман, окончится мой бред.
Чего же жду, зачем надеждой греюсь?
Зачем на кухне льет в окошко свет…

 

 

ПРИЕЗЖАЙТЕ ДОМОЙ

 

Я хочу в новогоднюю ночь,

Когда гулко куранты стучат,

Чтоб приехали к нам сын и дочь,

Снова матери чувствовать  взгляд.

 

Всем шампанского в звонкий бокал

Я налью -  пена белой горой.

Дом родной, как надежный причал.

Приезжайте почаще домой.

 

Приезжайте, здесь верят и ждут,

Здесь с надеждой мечтают о том,

Что, когда засверкает салют,

Сядем вместе и песню споем

 

Про мороз, про коня, про жену.

Разговорам не будет конца!

Я к себе вас покрепче прижму,

Чтобы слышать, как бьются сердца.

 

Мне вам многое нужно сказать:

Как всех сильно и нежно люблю,

Сына, дочь, светлой памяти мать,

По которой всем сердцем скорблю.

 

Приезжайте почаще домой,

Здесь надеются, верят и ждут.

 

 

ОСЕННЯЯ ГРУСТЬ

 

Отпылало лето

Искрами костра.

Золотистым цветом

Кружатся ветра.

 

Стылые дорожки

Листьями шуршат;

Ёжится в ладошке

Капелька – душа.

 

Стали звонче дали.

Сквозь печаль ветвей

С плачем в небо звали

Крики журавлей.

 

Грешником за ними

Улететь бы мне

Через грусть и иней

К майской синеве.

 

 

Фёдорова Александра

г. Братск, Иркутская обл.

 

 

ВЕСНА

 

Весна пришла с рассветом алым.

Зима сдаёт свои права.

Под белым, пышным покрывалом

Уже проклюнулась трава.

А на проталинках подснежник

Навстречу солнышку спешит.

И кто-то  лапкой своей нежной

Листвой осеннею шуршит.

Уходят в прошлое метели,

Мы забываем холод вьюг.

Смотрите! Птицы прилетели!

Выводят трели, гнёзда вьют.

И всё бурлит! И всё клокочет!

Пришла Весна, жизнь бьёт ключом,

Душа моя и тело хочет

К  тебе дотронуться плечом!

 

 

ЛЮБЛЮ

 

Сто раз скажу «Люблю»,

И столько же покаюсь,

И снова повторюсь во сне и наяву.

Так с высоты любви

Я в жизнь твою спускаюсь,

В мечтах своих к тебе на облаке плыву.

Ты не кради любовь,

Не прячь её, не надо,

Не мучайся душой, скажи всем всё как есть,

Под силу ли тебе

Разрушить все преграды,

Чтобы потом ко мне на облако присесть?

Я много хочу,

А это не под силу

Ни мне и ни тебе. Не будем всё крушить.

Мой самый лучший друг,

Мой ласковый и милый,

По жизни суждено мне над тобой кружить.

 

 

ЛЮБОВЬ

 

Утро рассветное, раннее, раннее,

Пташки еще не поют.

Мчусь торопливо домой со свидания,

Чувствую нежность твою.

        Ты не обманешь меня, не осмелишься,

         Жаром пылает лицо.

        Солнце встает, заработала мельница,

         Вышел отец на крыльцо.

Все понимает с полслова, с полголоса,-

Будет о чем горевать.

Взгляд не земной, растрепались волосы,

Дочь не пришла ночевать.

          Матушка милая, где ты, пророчица,

          Мне погадай, успокой.

          С милым совсем расставаться не хочется,    

          Как же я стала такой.

Как мне сегодня дождаться до вечера,

Вновь на свиданье бежать.

Ну, подскажи, что бояться мне нечего,

Ну, поругай меня, мать.

          Сердце мое разорвалось на часточки,

          Все их готова отдать.

           И улететь к нему голубем, ласточкой,-

           Как я люблю его, мать.          

           

 

ПРОСТИ

 

Прости меня за мою смелость

Мечтать, что было б, и моглось.

За песню, ту, что не допелась,

За счастье, то, что не сбылось.

 

Такая, вот, моя стезя,

Ничто меня не успокоит,

Звонить нельзя, писать нельзя,

Любить и приезжать не стоит.

 

Тс…, умолкаю, ухожу,

Я счастье в щелку подглядела,

В забвенье платье уложу,

Что в мыслях на себя надела.

 

Была одна, и есть одна,

И в бури пыльные и в грозы,

Бокал Судьбы допью до дна,

Завяну веточкой мимозы.

 

Прощай, мой друг! Мой голос чист.

Уж не бегу к тебе с приветом.

Срывая календарный лист,

Я растворяюсь в мире этом!

           

 

МНЕ ОЧЕНЬ ЖАЛЬ

 

Ах, как себя я ненавижу!

Всё дальше ты, а я всё ближе

К тебе душой своей тянусь.

Роняю слёзы, улыбнусь.

Себя такую не терплю,

Но что мне делать? Я люблю!

Как, научи, себя вести?

Прости меня, мой друг, прости!

Я ставлю точку. И винюсь.

И каюсь. Над собой смеюсь.

Но, чуть приблизится рассвет,

Я снова та ж, спасенья нет.

Мой милый, ласковый и строгий,

Ну как уйти другой дорогой

И унести свою печаль?

Как жаль, мне, правда, очень жаль.

Скажи мне всё, но не со зла,

Чтоб разлюбила... И ушла!

 

 

БЕРЕГИТЕ МУЖЧИН

 

Берегите мужчин Их так мало осталось,

Настоящих, заботливых, добрых мужчин.

Что нам женщинам нужно? Какая-то малость,

Чтобы рядом был муж. В нем какой-нибудь чин.

            Пусть чуть-чуть лысоват, и   обвисшее брюшко,

            Даст мне денег,  ему, всё, что хочет, куплю.

            Лишь  почаще  пусть шепчет мне в женское ушко   

            Два заветных словца: - Дорогая, люблю!      

Всё ему я прощу, то, что курит без меры,

И что поздно приходит с работы домой,

Что не может прожить   без Надежды и Веры,

Это будни! А в праздники дома мужчина. Он мой!

         Дорогие подруги, мужчин берегите!

         Это все нам зачтётся,  поверьте, не раз!

         Им на праздник цветы и подарки дарите,

         И мужчина поймет, что ничто он без нас!

 

 

ЖЕНЩИНА

 

Проснулась рано,   и чуть-чуть водички

На пальчики, на шейку, на лицо.

Подкрасив губки и слегка - реснички                   

Она выходит утром на крыльцо.

Обласканная  ветерком весенним,                      

Сестра, подруга, доченька, жена!

И в праздники, и в будни, в воскресенье,

Как солнышко в ненастье, ты нужна!   

 

 

КАРТИНА

 

Дорогие друзья,  стану вашим я гидом,

Проведу вас по этой прекрасной картине.     

Очаруйтесь со мной ее внутренним видом,

Встречи с нею для вас будут счастьем отныне.      

 

Посмотрите сначала на раму –  богата,

Из хорошего дерева,    чистой работы.

По резьбе вы прочтете солидную дату,

Много мастер потратил  любви и заботы.

 

А теперь, целиком, общий взгляд на картину.

Видим в женщине скромно, свободно сидящей,

Деву юную с ликом ребенка невинным,

В вашу сторону  чуть отрешенно глядящей.

 

Грудь высока, посмотри, она дышит.

Жемчуг, нитка за ниточкой, нежные бусы.

Лиф у платья художником тщательно вышит,

Золотом бархат сияет, расшитый искусно.

 

Складки пышные хочется гладить рукою,

Словно касаешься ласковой, девичьей кожи.

Только попробуй, и сразу увидишь такое…,

Взгляд ее дрогнет и станет осмысленней, строже.

 

Кажется, вмиг  из радуги тени и света,

Дева может внезапно, средь нас появиться,

Точно в природе, в начале далекого лета,

Буйство красок в картине готово вот-вот проявиться.

 

Все органично, полуулыбкой, здороваясь или прощаясь,

Вслушайтесь, с нами она говорит бесконечно:

- В прошлом и в будущем  с вами я быть обещаю,

В тайне забвения и в музыке слов этих вечно!  

 

 

СТУДЕНЧЕСКАЯ

 

Капля за каплей, дождинки за ворот

Тихо стекают, шуршат о своем,

Вновь непогода стучится о полог

Нашей палатки, - мы песни поем.

 

Всем у костра нам, студентам, не тесно,

Холод не страшен и зной нипочем.

Здесь мы свободны и это известно,

Ведь рядом подруга и друга плечо.

 

Сессию скоро сдадим понемногу,     

В сердце уймется нервная дрожь.

Верим, что ждет нас большая дорога,

И день один на другой не похож.

   

 

***

В тебе, во мне весна, весна.

И каждый год она одна.

Мы ждём ее, грустим о ней,

И любим мы весной сильней.

 

Тропинки мимо пролегли,

Любовь мы встретить не могли.

Весною той, весною той,

Я шла с другим,  ты шёл с другой.

 

Проходит год, проходит час,

Любовь не отпускает нас.

Но мы идем тропой одной,

Я с тем, с другим, а ты – с  другой!

 

           

ПРИРОДА

 

В ладони льётся чистая водица

Из родника дарующей Природы.

И, глядя в убегающие воды,

Прильну губами, торопясь напиться.

           

И, с удовольствием, взмахнув рукою,

Я освежу чело прохладной влагой,

И будут мысли все мои во благо,

Что Мир прекрасен, когда он спокоен!

 

Я слышу пение знакомой птицы,

И где-то вдалеке раскаты грома,

И нежится в душе моей истома,

Я будто в детстве. Иль мне это снится?

 

Конечно, нет! Это уже не сон!

Здесь я, смиренно преклонив колени,

Среди Природы, будто бы в молении,

Стою, как в Божьем Храме у икон!

 

 

ОСЕНЬ  

 

Я постою с тобою, Осень,                                     

Боясь красот твоих коснуться.

Мне остаётся улыбнуться,

И отойти под зелень сосен.

 

Я сохраню  минуты эти

На всю оставшуюся жизнь.

Ах, Осень! В вальсе закружись,

Пусть ветерок тропинку метит.

 

По ней пройду листвой шурша,

С берёз, с осин, что ветер сбросил,

И буду ждать, когда ты – Осень,

Шепнёшь мне: - Как ты хороша!

 

Скажу я Осени – Виват!

На это тоже есть причина,

Осень не женщина! Мужчина!

Он в моей грусти виноват!

 

 

ХУДОЖНИК

                   

Художник капли красок бросил

На холст - из золота, и охры.

И вот пред ним предстала Осень,

Надев наряд, немного мокрый.

И мир прекрасен! И солнце ярко!..    

Пылает влага в пурпуре листьев.

Для Вас сегодня её подарки,

Снимите шляпу пред дамой, Мистер!

 

Не стоит трогать её рукою,

Изъянов кистью в ней не ищите.

Примите Осень, как есть, такою,

Стихи ей лучше напишите.    

Чтоб Вы хотели иметь в награду?

Что, больше денег? О, наши нравы!

Художник выслушал  тираду       

И усмехнулся: - Нет, вы не правы!

Мне б лучше ветер, и ногу в стремя!  

Свободу мысли! Простор для взгляда!

И чтобы  медленнее шло время!

Пожалуй, большего  и не надо!

 

 

РАЗГОВОР  С БОГОМ

 

О, Господи! Я преклоню колени

Пред Миром, что ты создал для меня!

Восторга полные мои моленья

К тебе летят, волнуясь и звеня!

 

Мария-Дева! О, моя Природа!

Я пред тобою припадаю ниц!

За Веру и Надежду  твоего народа,

За ту Любовь, которой нет границ!

 

О, Ангелы! Отцы  и деды!    

И дети не родивших матерей!

Нам дайте силы одержать победы

Над жадностью и глупостью своей! 

 

О, мой Господь! Тобою увлеку я

В тот мир, где есть начало, нет конца!

Чтоб люди, восхваляя и ликуя,

Себя ценили. Мир свой. И Творца!

 

 

Черных Юрий

(27.11.1936 – 12.09.1994)

г. Братск, Иркутская обл.

 

 

КТО ПАСЕТСЯ НА ЛУГУ?

 

Далеко, далеко

На лугу пасутся ко…

- Кони?

- Нет. Не кони!

 

Далеко, далеко

На лугу пасутся ко…

- Козы?

- Нет не козы!

 

Далеко, далеко

На лугу пасутся ко…

- А-а-а, коровы!!!

 

Пейте, дети, молоко –

Будете здоровы!

 

 

ХОТИТЕ ПРОВЕРЬТЕ

 

Хотите  - поверьте,

Хотите – проверьте,

Но белки, однако, умеют летать.

Обычные белки летать не умеют –

А белки-летяги умеют летать!

 

Хотите  - поверьте,

Хотите – проверьте,

Но рыбы, однако, умеют летать.

Обычные рыбы летать не умеют –

Летучие рыбы умеют летать!

 

Хотите  - поверьте,

Хотите – проверьте,

Но змеи, однако, умеют летать.

Обычные змеи летать не умеют –

Бумажные умеют летать!

 

Хотите  - поверьте,

Хотите – проверьте,

Я то же, однако, умеют летать.

Летать наяву я пока не умеют –

Однако во сне умеют летать!

 

 

КОШАЧЬЕ СЕМЕЙСТВО

 

Кот мурлычет нараспев:

- А ведь я немножко лев!

По повадкам я – гепард,

По ухваткам – леопард,

И попробуй разберись,

Кто я – пума или рысь!

Я считаюсь, например.

Близким родичем пантер.

Ягуары у меня

Тоже близкая родня.

По тигриному усат,

Рыжеват и полосат.

Я простой кошачий сын,

Представляю всех один!

Я домашний, это да!

Но недаром иногда

Озорная ребятня

Кличет Барсиком меня!

 

 

ЛЕТУЧАЯ КОШЬ

 

Кошка покоя мышам не давала –

Сырым жильцам чердака и подвала.

Мыши решили её наказать,

Силу  мышиную ей показать.

 

Вечером кошка дремала на крыше.

Вдруг появились летучие мыши.

Сделали круг над печною трубой

И налетели на кошку гурьбой!

 

Кошка нырнула вперёд головой

В бочку с холодной водой дождевой.

С воплем из бочки метнулась во двор.

Перемахнула высокий забор.

 

Пулей влетела в чужую беседку.

Перепугала старушку- соседку…

Та закричала (а в голосе дрожь):

- Ой, прогоните летучую кошь!

 

Верьте не верьте, но с этого дня

Кошка боялась мышей как огня!!!

 

 

КОМУ СКАЗАТЬ  «СПАСИБО»

 

По чьей недоброй воле

Мы были поневоле

Замешаны в погроме

В родном таёжном доме?

Какой-такой агрессор

Под маскою прогресса

Нарушил мир заветный

Природы заповедной?

По чьей вине сегодня

Затоплены угодья,

И наш удел неправый

Дышать чумной отравой?

Сквозь эти негативы

Не видно перспективы,

Питала чью-то «мудрость»

Одна сиюминутность.

Всего за четверть века

«На благо человека»

Открыто, принародно

Загублена природа.

Текут в  «моря» - болота

Отравленные воды,

И в реках гибнет рыба –

Кому сказать «спасибо»?

Сибирь моя судьбина,

Мне прочий мир – чужбина,

Поскольку, «где родился,

Там ты и пригодился».

И если вымру завтра,

Подобно динозаврам,

То кто моя замена,

Скажите откровенно?

Ведь вы, залётный житель,

Увы, домой сбежите

Из полумёртвой ныне

Отравленной пустыни.

Пора! Уходит время

Решения проблемы.

И всё слышнее в мире

Предсмертный стон Сибири:

«Уймитесь, ради бога,

Не надо больше смога,

Не надо мне, не надо

Ни яда и не смрада».

Разумный сын природы!

От имени народа

Сегодня лозунг новый:

«Излечим! Восстановим!»

А нынешним гигантам,

 Не званым оккупантам,

К лицу безвредный профиль.

И мы не будем против.

 

 

Чупина Нелли

г. Братск, Иркутская обл.

 

 

ПРОЩАНИЕ

 

Ошиблись вы. И я совсем не та.

И не весна сейчас у нас, а осень.

В круженье листьев красок пестрота

Грустит и расставание приносит.

 

Сад вымок. На аллеях блёклый свет.

Закрылись до весны аттракционы.

И ничего меж нами больше нет.       

Как меж миров парсеков миллионы.

 

Сгорели с вами мы, как две звезды.

А лето было жаркое не спорю.

Судьба нам напророчила беды.

Но расставанье всё - таки не горе.

 

Вдогонку не шепчите тёплых слов.

Лишь проводите так знакомым взглядом.

Забудется пусть летняя любовь,

Укрытая осенним листопадом.

 

 

***  

Я выпью без остатка всю печаль.

Стяхнув как наваждение зевоту.

И устремлюсь в немыслимую даль,

С утра, за счастьем выйдя на охоту.

 

Обрадовавшись робкому лучу,

Скользнувшему по грани тротуара,

Навстречу неизвестному лучу,

Как листья от сентябрьского загара.

 

Они летят, гонимые судьбой.

Улягутся, уснут под шёпот снега.

И ставши после мягкою землёй,

Послужит для весёлого разбега.

 

Былинке малой, нежному цветку,

Сосне могучей, пищу дав и вечность.

А я, вложив дыхание в строку,

Оставлю след от счастья и сердечность.

 

 

***   

 Утренний воздух, как патока пьян.

Нежно в овраге тоскует овсянка.

Тихо с реки наползает туман.

Солнышко ждёт, затаившись, полянки.

 

Лучики брызнут, скользнут над травой,

Жемчуг нанижут на каждый бутончик

И на полянке, блеснув синевой.

Встретив рассвет. Прозвенит колокольчик.

 

Следом проснутся ромашки, раскрыв

Белые венчики с жёлтым сердечком.

Высохнут листья задумчивых ив

И заглядятся в прохладную речку.

 

 

ОЖИДАНИЕ

 

Судьба меня хранить устала

Не может больше доверять,

Похоже, свергла с пьедестала

И прошлое вернула вспять.

 

Вернула прошлые тревоги.

Испытывает вновь меня.

Как будто снова на пороге

Стою, монистами звеня.

 

Стою в немом оцепененье.

Боюсь шагнуть и расплескать

Всю память тех прикосновений.

Что мне осталось? Просто ждать.

 

 

*** 

Гуляет ветер меж ветвей,

Вступая в спор с листвой.

Осенний сад уже ничей,

А был и твой и мой.

 

Летит и кружится листва.

Ковром усыпан сад.

И ни к чему теперь слова.

Ни кто не виноват.

 

Ужель винить нам небеса,

Что плачутся дождём.

Уходит летняя краса.

Мы зиму в гости ждём.

 

Пусть всё изменчиво и в нас.

Пойми и не жалей.

Оставим чувства про запас,

Шагнём вперёд смелей.

 

 

*** 

Люблю морозы на крещенье.

Зима в разгаре, как – никак.

Знакомый лес в оцепененье.

Везде искрящийся куржак!

 

Не слышно птичьих пересудов,

Не видно заячьих петель.

Всё замело, снега повсюду.

Так потрудилась здесь метель.

 

Подлесок молодой укутан,

Спит, как в перине до весны.

Седым морозом убаюкан,

С дождём, цветные видит сны.

 

Ну а пока, зима – хозяйка

Свои развесила холсты.

Лишь снегирей румяных стайка

Украсила рябин кусты.

22.07.2014

© Мирошниченко Г.Г., 2013