Сайт Геннадия Мирошниченко

genmir2@yandex.ru или poetbrat@yandex.ru

Навигация в наших сайтах осуществляется через тематическое меню:

Общее содержание ресурсов Геннадия Мира

Содержание Портала genmir.ru * Текущие новости

Содержание литературных страниц ресурсов Геннадия Мира

Содержание сайта Поэты Клуба "Поэтическое братство-2006"

 

Поэты клуба "Поэтическое братство"

Поиск


В Google

В genmir.ru

* Доска Объявлений

* История Клуба «Поэтическое братство»

*  Бог и поэзия

О счастье и поэзии

От издателя альманаха "Поэтическое братство - 2006"

*  Проза

* Правила оформления рукописей 

* Наша музыка

* Победители наших Конкурсов

 

* Наши Конкурсы, Проекты, журналы и альманахи

 

* Содержание наших литературных Конкурсов и Проектов. Книги как результат

 

* Мы готовы создать Вам сайт в составе нашего ресурса в разделе Поэзия или в разделе Проза

Служебные страницы:

* Рассылки новостей ресурсов Геннадия Мира

* Погода и курс валют

* Пожертвования

* Ссылки

* Наши кнопки

* RSS - новости

* "Критериальность" в портале ВОЗ

* RSS Портала ВОЗ

* Статьи Г. Мира во Всероссийский Гражданский Конгресс и Civitas

Поэзия Дмитрия Гаврилина

  

Гаврилин Дмитрий Стефанович. Родился 21 мая 1939 года в деревне Зелёна Горка Одоевского района Тульской области. Инженер-строитель. Стихи начал писать с 1951 г. Печатался в многотиражках. В 2009 г. выпустил первый сборник стихов.

 

 

***

Как тесен мир для праведно живущих,

Удел каких – подножки и пинки.

Не слышен голос их, нас к совести зовущий,

И слёзы их просолено горьки.

Как скромен быт их, как несовременен...

Их осмысленье жизни, мыслей ход,

Их нежеланье падать на колени

Пред алчущим невежеством господ,

Каких бесчисленно в России наплодилось

На пене перестройки и реформ,

Не внемлющих понятия «стыдливость»,

Творящих беспросветный произвол.

 

 

КТО МЫ ТЕПЕРЬ?

 

Ох, башка! Ты что-то плохо варишь:

Не пойму, дожив уж до седин,

Кто я? Гражданин или товарищ?

Может быть, я даже г о с п о д и н ?

 

В нас «товарищ» с молоком впиталось

За минувших семьдесят годов.

Это слово гордое казалось

Нам дороже всех красивых слов.

 

«Гражданин» звучало в нас сурово,

Словно вихрем дула в нас зима.

Был намёк зловещий в этом слове –

Ордер, обыск, следствие, тюрьма.

 

А ещё была такая мода:

Проливая щедро кровь и пот,

Почему-то «слугами народа»

Величали мы своих господ.

 

Испарилась рыцарская удаль.

Задубела женская душа.

«Слышь, мужик»  привычнее, чем «сударь».

«Женщина» милей, чем «госпожа».

 

То в Европе – леди, джентльмены,

«сэр», «месье» и уйма слов других.

А у нас  - «товарищи» и «члены»

Без различий узкополовых.

 

Мы на равных дружно грязь месили,

Становясь Героями труда,

До тех пор, пока не возвестили,

что и мы теперь все господа.

 

Это нам? Ушам своим не верю.

Это мне? Аж ёкнуло в груди.

Наконец в себе раба похерю:

Выползай, ничтожный! Выходи!

 

Взмах руки – и нет в стране свободной

Нищеты, талонов, голытьбы...

До чего же, братцы, превосходно

Стать внезапно баловнем судьбы.

 

Но когда в пустых карманах шаришь

И плюёшь уныло в потолок,

Понимаешь: ты ещё «товарищ»,

а по-современному – с о в о к .

 

 

РОССИИ БЫТЬ

 

За толщей стёкол затемнённых

Сокрыт их барствующий сан:

Не по уму самовлюблённых,

А по тому, каков карман.

 

В карманах их – обман и рэкет.

Разбой, убийства, грабежи

И иногда, когда-то, где-то –

Предпринимательство на лжи.

 

В одной упряжке с властью праздной,

В реформах делающей вид,

Плетут дельцы свой бизнес грязный,

Презрев закон, мораль и стыд.

 

Но стоит только появиться

Достойным, истинным росткам,

Как начинает вдруг крутиться

Чреда запретных виз – «не дам».

 

«Не дам» наладить производство,

«Не дам» пахать, растить и жать.

Не дам тому (понять всё просто),

Кто взятку им не хочет дать.

 

В ходу запретные «удавки».

Вполне учтивый внешний фон.

Из постсоветского – останки,

Декларативно-нудный тон,

В котором скучно и елейно

Потоком льются словеса

О жизни райски беспредельной...

Но лишь, увы, на небесах,

Для тех, кто немощ, безработен,

В ком восприятия свежи,

Как незаконен и вольготен

Удел жиреющих на лжи.

Когда хиреет производство,

Без содержанья отпуска

И откровенно – без притворства

Производитель без куска.

 

А шеф – с зарплатой миллионной,

Вокруг коттеджи и дворцы,

В каких вполне благопристойно

Жируют воры, подлецы,

Отцы разбоя и коррупций,

Обмана, спада, нищеты.

Отцы предательства, холуйства,

Растленья нравов – п у с т о т ы...

 

Для них призывы к благородству

Как в омут брошенный свинец,

Как тьма в заброшенном колодце,

Как безысходности венец.

 

Не укротить их безобразий

И сверхстяжательский порыв,

Пока не вскрыт и не повязан

Большой общественный нарыв.

 

Народ Российский! Сильный духом,

Тебя лапошат и сердят,

И о развале сеют слухи

Те, кто жиреючи смердят,

По ком тюрьма и нары плачут

За ограбление страны,

За труд, что ими не оплачен

В стране, где будто все равны.

 

Воспрянь скорей, народ забытый!

И встань с натруженных колен.

Воздай заслуженное сытым,

Всем проходимцам перемен.

 

 

ОТЧИЙ ДОМ

 

Не ушедшие годы печалят,

Не любви неудачный исход,

Когда каждое утро встречаю

Отдохнувшего солнца восход.

 

Очень часто тебя вспоминаю,

Край родной, где родился и рос,

Где вплотную к домам подступает

Хоровод белоствольных берёз,

Где поют соловьи до рассвета

Без оркестров, пюпитров и нот,

И гармонь заливается где-то,

До утра мне заснуть не даёт.

 

Не сыскать мне деревню другую,

Что была бы для сердца милей,

Потому без тебя не могу я,

Отчий дом, где моя колыбель.

 

От тебя в моём сердце порывы,

Со мной вместе они родились.

Там подал я свой голос впервые,

Заявив своё право на жизнь.

 

 

***

Отвлекись хоть на миг,

Посмотри на погоду.

Обрати милый взор

На причуды зимы,

На узор на стекле,

Где кружит в хороводе

Круговерть из снежинок

С небес до земли.

 

Уподобясь снежинкам,

И мы в круговерти,

Чтобы место своё обрести,

В беспорядке кружим

От рожденья до смерти,

До которой достойно

Свой крест донести.

 

 

***

Не красотой, а чем-то прочим

Меня пленила, завлекла,

Связала крепко в узел прочный,

В мир незнакомый увлекла,

Где всё как будто по-иному,

Чем то, что было до тебя,

Вдруг вновь предстало предо мною

Как ты сама, меня любя.

 

А может быть, всё это слабость

Твоей мятущейся души?

Не долюбив кого-то малость,

Теперь не следует спешить.

На что взаимно ошалело

Ответил я, забыв про долг,

Целуя спешно, неумело,

Чем раньше радовать не мог.

 

Пылая страстью неуёмной,

Хватаясь жадно вновь и вновь

За миг, любовью напоённый

И мне подаренный тобой.

 

 

***

Не может зло быть беспредельно вечным,

Как быть не может вечной нищеты.

Вперёд, друзья! Пока ещё не вечер,

Ещё свой выбор можешь сделать ты.

 

 

***

                                                В.В.

Служил борзым на знатной псарне,

Не только зайцев загонял,

Пока вдвоём – сам и напарник –

Служить-холуйствовать не стал.

 

Куда девались стать и сила?

Не нужны стали прыть и злость,

За что теперь Вам одолжили

Холуйски принятую кость.

 

И это Вы? Кто там когда-то

Воспринят был честней других,

Лукавых, лживых, вороватых,

Высокомерных, нагловатых,

На зов страдающих – глухих.

 

Каждый из вас в ту пору был

Со всеми вместе наравне:

Псарей боялся, но любил,

Казалось, искренно вполне.

 

Теперь Вас словно подменили –

Откуда гонор, рык и спесь?

К себе подобным с кем Вы были

И с кем хозяину служили,

Какого нет? Зато Вы – есть!

 

Но вы – не те псари былые,

До них вам долго ещё плыть.

Вы – из борзых. Они – другие,

Таким, как Вы, уже не быть.

 

Хотя и стали вы богаче,

Урезав псовый рацион,

Но не видать вам всем удачи,

Развеян будет и растрачен

Нажитый кровью миллион.

 

 

ПОЖЕЛАНЬЯ

 

В борьбе властителей народа

Поломано немало шпаг,

Чтобы до истинной свободы

Не петушиный сделать шаг.

Ознаменовав свершенье века

Ценой предательств и измен,

Год Петуха прокукарекал

Канун грядущих перемен,

В чём я желаю всем удачи –

Родным, коллегам и друзьям:

«Стань, год Собаки, не собачьим

Для слишком многих россиян».

22.07.2014

© Мирошниченко Г.Г., 2013