Сайт Геннадия Мирошниченко

genmir2@yandex.ru или poetbrat@yandex.ru

Навигация в наших сайтах осуществляется через тематическое меню:

Общее содержание ресурсов Геннадия Мира

Содержание Портала genmir.ru * Текущие новости

Содержание литературных страниц ресурсов Геннадия Мира

Содержание сайта Поэты Клуба "Поэтическое братство-2006"

 

Поэты клуба "Поэтическое братство"

Поиск


В Google

В genmir.ru

* Доска Объявлений

* История Клуба «Поэтическое братство»

*  Бог и поэзия

О счастье и поэзии

От издателя альманаха "Поэтическое братство - 2006"

*  Проза

* Правила оформления рукописей 

* Наша музыка

* Победители наших Конкурсов

 

* Наши Конкурсы, Проекты, журналы и альманахи

 

* Содержание наших литературных Конкурсов и Проектов. Книги как результат

 

* Мы готовы создать Вам сайт в составе нашего ресурса в разделе Поэзия или в разделе Проза

Служебные страницы:

* Рассылки новостей ресурсов Геннадия Мира

* Погода и курс валют

* Пожертвования

* Ссылки

* Наши кнопки

* RSS - новости

* "Критериальность" в портале ВОЗ

* RSS Портала ВОЗ

* Статьи Г. Мира во Всероссийский Гражданский Конгресс и Civitas

Поэзия Александра Харчикова

 

     

Стихи Александра Харчикова Новые стихи Сборник стихов Александра Харчикова "Тень крыла"Проза Александра Харчикова

 

     Харчиков Александр Тихонович. Родился 1 марта 1936 в деревне Харчиково Орловской области. Отец - Тихон Трофимович – молотобоец колхозной кузни, мать – Степанида Емельяновна – ударница на полевых работах в колхозе «Путь Ленина».  

     В 1954 окончил Дросковскую среднюю школу.

     В Тулу, на КМЗ, приехал после окончания Новомосковского Химико-Механического техникума в марте 1958 года.

    Работал бригадиром дежурных электриков доменного цеха, избирался освобожденным секретарем комитета комсомола завода.

    Стихи писал с детства.

    Первая книга – повесть о металлургах « Лицом к огню» вышла в 1965 году.

    Окончил Литературный институт в 1972 году.

     В Союз Писателей  СССР и РФ принят в 1971 году после публикации романа «Среди людей»   в журнале «Октябрь». Издал 10 книг прозы ( Четыре романа, повести, рассказы. публицистика) и два поэтических сборника.

    Работал в газетах: «Молодой коммунар» - зам. редактора. «Коммунар» - редактор отдела «Политики и права», в « Туле вечерней» - на аналогичной должности. В «Тульских известиях» - редактором отдела общественно-политической жизни».

     Жил в Туле.

                                            

 Из книги "Тень крыла"

              1. Роль

Приснилось мне - живу без языка,

И никому невнятны жесты горя.

Свобода для духовного "зэ-ка"

Горька, как утопающему море.

Я понял, что бороться нету сил:

Ни паруса, ни берега, ни света…

"Убей меня!" - я Бога попросил

И не услышал от него ответа.

Я медленно глаза свои открыл.

Я на колени встал перед толпою.

И взмахи двух прозрачных мощных крыл

Я в ужасе увидел над собою.

И голос был на ужас мой в ответ:

"Живи. Иди. Суди! Коль ты поэт.

Живи. В воде тони, в огне гори!

Суди! Но людям правду говори!"

Молю: " О, Боже! В чем я виноват?

Будь милостив, прости меня. Не надо…

Отправь меня прямой дорогой в ад.

Мне мир судить страшнее козней ада".

И ласково сказал Господь в ответ:

"Иди, живи, суди, коль ты - поэт".

 

 

 2. Покаяние

 

Мне говорят: "Пожил - и хватит,

Творец "литературных пут"!

Меня повсюду виноватят

И к покаянию зовут.

Я каюсь!

В том, что честно прожил

И в том, что честно жить учил,

Что лишь словами бил по роже,

А в рожу кулаком не бил.

Я каюсь, что начальством не был,

Что взятки никогда не брал,

Что не хватал я звезды с неба,

Что звезд на грудь не нахватал.

Я каюсь, что всегда наградой

Свобода Родины была,

Что не лизал начальству зада,

Не жрал объедки со стола.

Я каюсь в том, что нищий с детства,

Писал стихи и лил металл,

Что детям не скопил наследства
И что друзей не предавал.
Что не был там, где бьются лбами,

Где сатанинская игра…

И я скриплю теперь зубами -

Пришла раскаянья пора!

 

 

                                                   2. Ночное

 Не спите, не спите, не спите!

Ночами являются сны -

Предвестники бурных событий

И дел неразумных сыны.

Проснитесь, проснитесь, проснитесь!

Поймите коварство ночей.

Вас шпоры судеб и событий

Влекут к водопадам речей.

Вам вяжут и силы и мысли…

Смотрите: у лучших из вас

Могучие руки повисли

 В коварный предутренний час.

За вами придут на рассвете.

Бросайтесь в пучину дорог!

…Жестокого времени дети,

Студенты войны и тревог.

 

 

            3.Тема

 

Мы с тобой по широкому полю:

Грудь на грудь и кулак на кулак

Кто-то выдал нам волюшку-волю.

Для чего? - непонятно никак…

 Мы готовы за что-то сражаться.

И сражаемся - Бог нас спаси!

Если драться привыкли, так драться,

 Как ведется века на Руси.

Нету ворога - лупим друг друга.

Рукава до локтей - и круши!

Синий лед на дороге да вьюга..

Это радость для русской души!

Протянулась страна на полсвета.

Кто мы, что мы - сказать не берусь.

И доныне не слышно ответа:

Ты куда же несешься - то, Русь?

Сколько бабы твои голосили?

Сколько правил неправедный суд?..

И куда тебя кони носили?

И куда  тебя черти несут?

 

 

           4.Судьбина

 

К чему судьба прибила,

Куда она влечет?

 Что было, то и было:

 И слава и почет.

Но слава не решает

Нам основных проблем,

Она напоминает

Решение дилемм.

Как пирс от парохода,

Плывет - не удержать:

 Ни мнение народа,

Ни радость воевать.

Ты жив еще, конечно.

Ты нужен сам себе.

Но над тобою вечно:

"Судьба, судьбы, судьбе…"

Как страны занимают

Враждебные войска,

Так в душу наплывает

Чернильная тоска.

К чему такая гонка?

К чему теперь пальба?

А нам в ответ тихонько:

"Судьбе, судьбы, судьба…"

 

 

            5.Иуда

 

Я не пью за здоровье Иуды.

Пусть он сдохнет в положенный срок.

Пусть сухие осины  повсюду

Поджидают преступный порок.

Пусть Иуда с кривою усмешкой

 Между нами неслышно пройдет.

И своею негласною слежкой

 Осчастливит страну  народ.

Нынче новыми стали Иуды.
 Их не учат иудить нигде,

Но они возникают повсюду:

На земле, в небесах и в воде.
Всюду жаждут сегодня доносов

Прокураторы разных мастей,

Чтобы груз нерешенных вопросов

На Исуса взвалить поскорей.

И шныряют Иуды повсюду.
Наступило Иуд торжество.

Я не пью за здоровье Иуды.

Бью бокал за погибель его.

 

 

6.Крысы

 

 Когда уходят крысы с корабля?

В порту или в бушующем просторе?

Куда зовет их дальняя земля?

Где слаще гибель: в трюме или в море?

И как они предчувствуют беду?

И как одолевают океаны?

И как они спасаются? По льду?

И как щадят их злые ураганы?

А может быть, в легенде все вранье?

И крысы тонут, видя капитана?

И не клюет их трупы воронье,

А рвут на части дети океана?

В морях уснул минные поля -

Носители и слез людских и горя…

Когда уходят крысы с корабля?

В порту или в бушующем просторе?

 

 

              7.Привычка

 

Где-то снова с треском шьет синее небо

Желтою строчкой взбесившийся пулемет.

И для кого-то быль превращается в небыль.

И Ангел смерти кого-то к себе возьмет.

 

Где-то у старых навсегда отнята подмога.

Дети на земле остаются совсем одни.

А церковь, мечеть, костел или синагога

Им не помогут победить эти жестокие дни.

 

И спокойно взирают на все, на это

Христос, Аллах и Будда, сойдясь в кружок.

А их служители внизу твердят до рассвета,

Что это воля Господа. Это - рок.

 

Мол, среди убитых одни виноваты перед Богом.

Других Господь просто берет к себе…

 А мы уже привыкли. Убитых  везде так много,

Что мы больше не говорим о Боге и о Судьбе.

 

 

            8.Время

 

Два друга любимых: один коммунист,

Другой ненавидел Ленина.

Метались, как в бане дубовый лист.

И жизнь их никем не оценена.

По родословной…- наверно изъян -

Их не назвать князьями:

Один - попович, другой из дворян…

А были моими друзьями.

С одним говорил я о братстве людей,

С другим - о богатстве и власти.

С одним пил я пиво во имя идей,

С другим - по сто грамм - на счастье.

Мне радостен века заманчивый нрав:

 Историю вместе мы славили.

Один был не прав, и другой был не прав…

А к стенке друг друга не ставили…

 

 

            9.Сказка

 

Эта сказка начиналась

Сорок восемь лет назад.

Небо синее качалось,

Перевертывался сад.

Облака куда-то плыли

Над зеленою горой,

Вдоль дороги клубы пыли

Догоняли нас с тобой.

И соломенная крыша,

И ореховый плетень…

И петух, забравшись выше,

Славословил новый день.

Отдавали мы друг другу

Руки, губы…Все…Всегда!

По серебряному лугу

Восходили два следа.

Что же там теперь творится?

Не поют нигде окрест.

И ничто не повторится.

Только встанет новый крест.

Словно жизни половина,

Как улыбка на лице:

Инна, Инна, Инна, Инна…

Многоточие в конце.

И совсем не той дорогой,

Растрясая короба,

То киваем мы на Бога,

То твердим: судьба, судьба…

 

 

 

10.Что делать

 

Я сказал себе: " Послушай,

Если нету жизни лучшей,

Это значит в самом деле

Кто-нибудь да виноват…

Если выглянешь в оконце,

А тебе не светит солнце,

Значит, дождь через минуту,

 А быть может, грянет град.

Зря, сказал, себя не мучай,

Если солнце есть за тучей,

Значит, можно не бояться,

Хуже, если солнца нет.

Но куда светилу деться?
Песня есть - ей надо петься…"

Вот тебе и весь ответ.

 

         11. Ангел

 

Синее, синее небо.

Ангел по небу летит.

Синее, синее море.

Лодка по морю скользит.

 

Бурные, бурные волны

Скалы долбят и долбят.

Смертного ужаса полны

В лодке глаза у ребят.

 

Дети гребут неумело.

Руль потеряли давно.

Скоро у скал очумелых

Канут ребята на дно.

 

Скоро смоленые щепки

Бросит волна на песок.

Рядом - косынки и кепки,

И полосатый носок…

 

Ангел крылом или взглядом

Выхватил лодку и вот

Дети ее всем отрядом

Тащат на берег из вод.

 

Славно теперь капитану.

Страх он в себе покорит.

Дети веревочку тянут.

Ангел по небу летит…

 

 

              12.Россия

 

 Сидит старушка на завалинке,

 И молча смотрит вглубь души.

 Украли ребятишки  валенки.

 Сиди, мол, бабка. Не спеши.

 Сидит, сидит  да перекрестится.

 Она  давно простила всех.

 Хотела на суку повеситься,
 Да к дочке в рай не пустят - грех.

 

 В санях насиловали кроткую.

Два председателя села.

Воняло пивом, луком, водкою…

Она боролась, как могла.

На слет  везли ее как лучшую.

Давали водки - не пила.

И на морозе под тулупами

Она горячая была…

Трещали сани от мороза.

И бледно лился лунный свет…

И первым  был "глава колхоза",

Вторым старался  "сельсовет".

Два ненасытных сытых борова…

Плевать им было на луну.

Им просто было очень здорово:

Вдвоем одну… вдвоем одну…

Вдвоем. Одну.  Десятиклассницу!

Спешили будто про запас.

Они испытывали  разницу

Между "всегда" и "в первый  раз"…

И с этой жуткой, пьяной  жаждою

Ее  в район не довезли…

 

По высшей мере дали. Каждому.

 И в исполненье привели.

 

Теперь вот  внуки председателей

 Не любят бабку все равно.

 И молит бабушка создателя:

" Возьми… Простила их давно…"

 Не лезет ни к кому с рассказами,

 Что  "жизня выпита до дна…"

 

Сама  Россия синеглазая

Сидит, молчит…  Как перст одна.

 

 

         13. Любовь

 

А ты пришла и села на колени

И отдавалась ласкам, не любя,

Послушная капризам повелений…

Прости меня, я не любил тебя.

Все то, что знала ты и что умела,

Я тоже знал когда-то и умел.

Ты продавала опытное тело.

Прости меня, я этого хотел.

Казалось мне: я смел, и я не струшу.

Усталая была ты хороша…

За это тело ты просила душу.

Прости, но не торгуется душа.

Ты уходила злая как мегера.

Попутный ветер в парус кораблю…

Проснулась, родилась, окрепла вера:

Прости меня, но я тебя люблю…

 

 

           14.Сонеты

 

***

Я о любви тебе не говорю.

Зачем слова? Зачем пустые звуки?

Я только взоры быстрые ловлю.

К тебе, богиня, простираю руки.

Повсюду ты. Я слышу голос твой

В звучанье птиц над раннею весною

И в голосах разбуженных ветров,

Играющих весеннею листвою.

Я даже песен больше не пою,

Чтоб слышать поступь легкую твою.

От счастья не бывает избавлений.

А если суждено мне быть  в раю,

То, встретив душу грешную твою,

Оставлю рай и стану на колени.

 

***

Ты - боль моя, ты - радость, ты - мученье,

Что с каждым днем  острее и больней.

Мне от тебя не будет излеченья

В делах и в суете грядущих дней.

Я виноват. Я был с тобой небрежен.

Бывал и груб на грубости в ответ.

Но пощади и вспомни, как он нежен

Свет на заре далеких наших лет.

Не скроешь боль ни в слове и ни в стоне.

Любовь скончалась, нас не пощадив.

Себя за плечи зябко охватив,

Стоишь одна ты на пустом перроне.

Возник и замер нежности мотив.

И плачу я на дальнем перегоне.

 

***

 

И плачу я на дальнем перегоне.

В окне луна - последний твой привет.

Остановить скольжение на склоне?

И рухнуть, обрывая этот след?..

Не упаду. Не рухну я до срока.

Будь счастлива ты на своем пути.

Я знаю, ты не будешь одинока,

Но об одном молю тебя: прости…

Прости за все, что не было и было,

За то, что я тебя не пощадил.

За то, что ты меня не пощадила.

Прости за то, что я тобою жил.

Себя прости за то, что ты любила.

Меня - за то, что я тебя любил.

 

***

Меня за то, что я тебя любил,

Молва людская нет, не пощадила.

Твердят, что душу я твою убил.

Твердят, что ты судьбу мою сгубила.

А мы по жизни шли, как два ручья:

Ты - здесь, а я - за ближним перевалом.

Одна луна у нас, одна земля,

И лишь слиянья нам не доставало.

Была нежна весна у нас с тобой.

Мы первому ее не вняли стону.

Рабом был я, и ты была рабой…

Не удержали мы любви корону.

Мы порознь за любовь пошли на бой.

А надо - в круговую оборону.

 

***

А надо в круговую оборону,

Когда безумных сплетников толпа,

Как за вороной серая ворона

Закаркает, жестока и тупа.

Когда затянет небо черной тучей,

Закроют лепестки свои цветы.

Перед бедою этой неминучей

Останемся мы двое: Я и Ты.

Поверить надо нам с тобой друг другу.

Как верит в поле колос колоску,

Как верят берега в свою реку,

Как верит в поле, завихряясь, вьюга,

Как верит соловей на том суку.

В то, что всегда верна ему подруга…

 

***

В сверкающем снегу забытой розы куст.

Зеленые шипы давно заледенели.

Мне страшно. Я один. И сад мой дик и пуст.

А музыка одна - холодный свист метели.

Стремишься уколоть… Ты так со мной строга.

Ты прячешь острый взор, стремясь меня обидеть.

Над стылою рекой застыли берега.

Я не могу любить. Не стану ненавидеть.

О, белой розы цвет… Защита из шипов.

С пораненной руки на белом капля жизни.

Ты в этом вся всегда: и боль ты и любовь.

И тихий счастья стон, и ожиданье тризны.

Проснется вешний сад, и вспыхнет розы цвет.

Но в сердце не зажечь того, чего в нем нет.

 

 

15. Вечер поэта

 

Бессонный вечер - счастье для поэта.

Ты в этот час ко мне не приходи.

Я требую ответа у планеты:

Что впереди? Да. Что там впереди?

Я в этот час беседую с богами.

Неслышные я слышу голоса.

Мне говорят, что виноваты сами,

Что на пороге новая гроза.

Мне говорят, что смерть свою лелея,

Убьем себя. Да мы убьем себя.

Я в этот час себя не пожалею.

Мне жаль тебя. Мне только жаль тебя.

Ты так нежна. Ты мать всего живого.

Бессонной клеточкою я теперь в тебе…

Как продолженье ласкового слова

Моя любовь живет в твоей судьбе.

Бессонный вечер - горе для поэта.

Ты в этот час скорее приходи.

Седая осень требует ответа:

Что впереди? Да. Что там - впереди?

 

               

             16. Под небом

Не ходи, не слушай и молчи.

Ни любви, ни счастья не ищи.

И любовь, и счастье - все беда.

Жур-жур-жур - журчит в ручье вода.

Видишь этот зыбкий шар огня?

Мы под ним живем, его кляня.

Видишь этот шарик голубой?

Здесь и повстречались мы с тобой.

Тихо ты сказала мне в ответ.

" Этого не будет. Нет и нет!"

Где ты? Где ты? Где ты?

Бог с тобой?…

А в ответ лишь воздух голубой.

                             

 

          17.   Горы

 

Милый мой, милый, как тяжко тебе!

Были ли горы в проклятой судьбе?

Были горушечки. Как не иметь…

Было откуда упасть и взлететь.

Вот и подумай, что сталось с тобой,

Если обидеть способен любой?

 

 

 

                                           18. Любовь к беде

 

 

Я хочу человеку помочь,

Но мешает проклятая ночь.

Я не знаю, где берег и край.

Я не знаю, где ад или рай.

Что кричит он? Зачем? Почему?

Языка  я его не пойму.

Уловить я стараюсь слова -

От усилий болит голова.

Из болота доносится крик -

Непонятен проклятый язык.

Он сидит на сухом островке?

Или тонет в болотной реке?

Или грязи и гнили беда

Не пускает его никуда?

Ночь темна: ни луны, ни звезды.

Душу рвет только голос беды.

Этот голос разносится зря.

Под рукой моей нет фонаря.

Потому-то кричи, не кричи,

Не шагну я в болото в ночи.

А к утру широко, широко

Разольется вокруг молоко.

И в тумане руки не видать.

И в тумане его не сыскать…

Из тумана доносится крик.

Но к нему уже каждый привык.

И зовет он опять и опять…

Но никто не  спешит помогать.

 

 

                   19.СТРАХ

 

Таишься там, за темной дверью… Кто ты?

А я один. Мне некуда бежать.

Лишь по небу под звездами пилоты

Летят, летят куда-то и гудят.

И почему мне страшно, я не знаю.

Так далека мерцающая высь.

И сердца боль жестокая, сквозная

Вдруг просекла мою простую жизнь.

Я ранен светом! Господи, помилуй!

Я жить хочу. Я вас хочу любить…

Какою же неведомою силой

Теперь меня назначено убить?

Когда? Зачем?.. Кому все это нужно?

Чтоб  я такой веселый и  живой

Замкнул собою страшную окружность,

Темнеющую там, над головой?

Я всматриваюсь в очи ясным звездам,

Прислушиваюсь к шорохам вокруг.

Зловещий мир живет и дышит грозно,

И тянется ко мне изломом рук.

 

 

      20. Роковой вопрос

 

Что поделать - нет ни брата,

Ни подруги, ни сестры!

Жизнь предательством богата

От младенческой  поры…

То тебе подставят ножку,

То тебе расквасят нос.

То прервет твою дорожку

Неожиданный донос.

То труды твои присвоят,

То зарплату украдут,

То прикроются тобою

И потащат прямо в суд.

То оплачивать заставят

Кем-то спертую казну,

То на  мир честной прославят

Неповинную жену.

Смерть подходит. С перепуга

Ты твердишь теперь одно:

"Если нету даже друга,

Пей один свое вино?"

22.07.2014

© Мирошниченко Г.Г., 2013