Сайт Геннадия Мирошниченко

genmir2@yandex.ru или poetbrat@yandex.ru

Навигация в наших сайтах осуществляется через тематическое меню:

Общее содержание ресурсов Геннадия Мира

Содержание Портала genmir.ru * Текущие новости

Содержание литературных страниц ресурсов Геннадия Мира

Содержание сайта Поэты Клуба "Поэтическое братство-2006"

 

Поэты клуба "Поэтическое братство"

Поиск


В Google

В genmir.ru

* Доска Объявлений

* История Клуба «Поэтическое братство»

*  Бог и поэзия

О счастье и поэзии

От издателя альманаха "Поэтическое братство - 2006"

*  Проза

* Правила оформления рукописей 

* Наша музыка

* Победители наших Конкурсов

 

* Наши Конкурсы, Проекты, журналы и альманахи

 

* Содержание наших литературных Конкурсов и Проектов. Книги как результат

 

* Мы готовы создать Вам сайт в составе нашего ресурса в разделе Поэзия или в разделе Проза

Служебные страницы:

* Рассылки новостей ресурсов Геннадия Мира

* Погода и курс валют

* Пожертвования

* Ссылки

* Наши кнопки

* RSS - новости

* "Критериальность" в портале ВОЗ

* RSS Портала ВОЗ

* Статьи Г. Мира во Всероссийский Гражданский Конгресс и Civitas

 

Поэзия Александра Харчикова

Стихи Александра Харчикова Новые стихи Сборник стихов Александра Харчикова "Тень крыла"Проза Александра Харчикова

 

                               Тень крыла

 

              1. Роль

Приснилось мне - живу без языка,

И никому невнятны жесты горя.

Свобода для духовного "зэ-ка"

Горька, как утопающему море.

Я понял, что бороться нету сил:

Ни паруса, ни берега, ни света…

"Убей меня!" - я Бога попросил

И не услышал от него ответа.

Я медленно глаза свои открыл.

Я на колени встал перед толпою.

И взмахи двух прозрачных мощных крыл

Я в ужасе увидел над собою.

И голос был на ужас мой в ответ:

"Живи. Иди. Суди! Коль ты поэт.

Живи. В воде тони, в огне гори!

Суди! Но людям правду говори!"

Молю: " О, Боже! В чем я виноват?

Будь милостив, прости меня. Не надо…

Отправь меня прямой дорогой в ад.

Мне мир судить страшнее козней ада".

И ласково сказал Господь в ответ:

"Иди, живи, суди, коль ты - поэт".

 

 

 2. Покаяние

 

Мне говорят: " Пожил - и хватит,

Творец "литературных пут"!

Меня повсюду виноватят

И к покаянию зовут.

Я каюсь!

В том, что честно прожил

И в том, что честно жить учил,

Что лишь словами бил по роже,

А в рожу кулаком не бил.

Я каюсь, что начальством не был,

Что взятки никогда не брал,

Что не хватал я звезды с неба,

Что звезд на грудь не нахватал.

Я каюсь, что всегда наградой

Свобода Родины была,

Что не лизал начальству зада,

Не жрал объедки со стола.

Я каюсь в том, что нищий с детства,

Писал стихи и лил металл,

Что детям не скопил наследства
И что друзей не предавал.
Что не был там, где бьются лбами,

Где сатанинская игра…

И я скриплю теперь зубами -

Пришла раскаянья пора!

 

 

                                                   2. Ночное

 Не спите, не спите, не спите!

Ночами являются сны -

Предвестники бурных событий

И дел неразумных сыны.

Проснитесь, проснитесь, проснитесь!

Поймите коварство ночей.

Вас шпоры судеб и событий

Влекут к водопадам речей.

Вам вяжут и силы и мысли…

Смотрите: у лучших из вас

Могучие руки повисли

 В коварный предутренний час.

За вами придут на рассвете.

Бросайтесь в пучину дорог!

…Жестокого времени дети,

Студенты войны и тревог.

 

 

            3.Тема

 

Мы с тобой по широкому полю:

Грудь на грудь и кулак на кулак

Кто-то выдал нам волюшку-волю.

Для чего? - непонятно никак…

 Мы готовы за что-то сражаться.

И сражаемся - Бог нас спаси!

Если драться привыкли, так драться,

 Как ведется века на Руси.

Нету ворога - лупим друг друга.

Рукава до локтей - и круши!

Синий лед на дороге да вьюга..

Это радость для русской души!

Протянулась страна на полсвета.

Кто мы, что мы - сказать не берусь.

И доныне не слышно ответа:

Ты куда же несешься - то, Русь?

Сколько бабы твои голосили?

Сколько правил неправедный суд?..

И куда тебя кони носили?

И куда  тебя черти несут?

 

 

           4.Судьбина

 

К чему судьба прибила,

Куда она влечет?

 Что было, то и было:

 И слава и почет.

Но слава не решает

Нам основных проблем,

Она напоминает

Решение дилемм.

Как пирс от парохода,

Плывет - не удержать:

 Ни мнение народа,

Ни радость воевать.

Ты жив еще, конечно.

Ты нужен сам себе.

Но над тобою вечно:

"Судьба, судьбы, судьбе…"

Как страны занимают

Враждебные войска,

Так в душу наплывает

Чернильная тоска.

К чему такая гонка?

К чему теперь пальба?

А нам в ответ тихонько:

"Судьбе, судьбы, судьба…"

 

 

            5.Иуда

 

Я не пью за здоровье Иуды.

Пусть он сдохнет в положенный срок.

Пусть сухие осины  повсюду

Поджидают преступный порок.

Пусть Иуда с кривою усмешкой

 Между нами неслышно пройдет.

И своею негласною слежкой

 Осчастливит страну  народ.

Нынче новыми стали Иуды.
 Их не учат иудить нигде,

Но они возникают повсюду:

На земле, в небесах и в воде.
Всюду жаждут сегодня доносов

Прокураторы разных мастей,

Чтобы груз нерешенных вопросов

На Исуса взвалить поскорей.

И шныряют Иуды повсюду.
Наступило Иуд торжество.

Я не пью за здоровье Иуды.

Бью бокал за погибель его.

 

 

      6.Крысы

 

 Когда уходят крысы с корабля?

В порту или в бушующем просторе?

Куда зовет их дальняя земля?

Где слаще гибель: в трюме или в море?

И как они предчувствуют беду?

И как одолевают океаны?

И как они спасаются? По льду?

И как щадят их злые ураганы?

А может быть, в легенде все вранье?

И крысы тонут, видя капитана?

И не клюет их трупы воронье,

А рвут на части дети океана?

В морях уснул минные поля -

Носители и слез людских и горя…

Когда уходят крысы с корабля?

В порту или в бушующем просторе?

 

 

              7.Привычка

 

Где-то снова с треском шьет синее небо

Желтою строчкой взбесившийся пулемет.

И для кого-то быль превращается в небыль.

И Ангел смерти кого-то к себе возьмет.

 

Где-то у старых навсегда отнята подмога.

Дети на земле остаются совсем одни.

А церковь, мечеть, костел или синагога

Им не помогут победить эти жестокие дни.

 

И спокойно взирают на все, на это

Христос, Аллах и Будда, сойдясь в кружок.

А их служители внизу твердят до рассвета,

Что это воля Господа. Это - рок.

 

Мол, среди убитых одни виноваты перед Богом.

Других Господь просто берет к себе…

 А мы уже привыкли. Убитых  везде так много,

Что мы больше не говорим о Боге и о Судьбе.

 

 

            8.Время

 

Два друга любимых: один коммунист,

Другой ненавидел Ленина.

Метались, как в бане дубовый лист.

И жизнь их никем не оценена.

По родословной…- наверно изъян -

Их не назвать князьями:

Один - попович, другой из дворян…

А были моими друзьями.

С одним говорил я о братстве людей,

С другим - о богатстве и власти.

С одним пил я пиво во имя идей,

С другим - по сто грамм - на счастье.

Мне радостен века заманчивый нрав:

 Историю вместе мы славили.

Один был не прав, и другой был не прав…

А к стенке друг друга не ставили…

 

 

            9.Сказка

 

Эта сказка начиналась

Сорок восемь лет назад.

Небо синее качалось,

Перевертывался сад.

Облака куда-то плыли

Над зеленою горой,

Вдоль дороги клубы пыли

Догоняли нас с тобой.

И соломенная крыша,

И ореховый плетень…

И петух, забравшись выше,

Славословил новый день.

Отдавали мы друг другу

Руки, губы…Все…Всегда!

По серебряному лугу

Восходили два следа.

Что же там теперь творится?

Не поют нигде окрест.

И ничто не повторится.

Только встанет новый крест.

Словно жизни половина,

Как улыбка на лице:

Инна, Инна, Инна, Инна…

Многоточие в конце.

И совсем не той дорогой,

Растрясая короба,

То киваем мы на Бога,

То твердим: судьба, судьба…

 

 

 

10.Что делать

 

Я сказал себе: " Послушай,

Если нету жизни лучшей,

Это значит в самом деле

Кто-нибудь да виноват…

Если выглянешь в оконце,

А тебе не светит солнце,

Значит, дождь через минуту,

 А быть может, грянет град.

Зря, сказал, себя не мучай,

Если солнце есть за тучей,

Значит, можно не бояться,

Хуже, если солнца нет.

Но куда светилу деться?
Песня есть - ей надо петься…"

Вот тебе и весь ответ.

 

         11. Ангел

 

Синее, синее небо.

Ангел по небу летит.

Синее, синее море.

Лодка по морю скользит.

 

Бурные, бурные волны

Скалы долбят и долбят.

Смертного ужаса полны

В лодке глаза у ребят.

 

Дети гребут неумело.

Руль потеряли давно.

Скоро у скал очумелых

Канут ребята на дно.

 

Скоро смоленые щепки

Бросит волна на песок.

Рядом - косынки и кепки,

И полосатый носок…

 

Ангел крылом или взглядом

Выхватил лодку и вот

Дети ее всем отрядом

Тащат на берег из вод.

 

Славно теперь капитану.

Страх он в себе покорит.

Дети веревочку тянут.

Ангел по небу летит…

 

 

              12.Россия

 

 Сидит старушка на завалинке,

 И молча смотрит вглубь души.

 Украли ребятишки  валенки.

 Сиди, мол, бабка. Не спеши.

 Сидит, сидит  да перекрестится.

 Она  давно простила всех.

 Хотела на суку повеситься,
 Да к дочке в рай не пустят - грех.

 

 В санях насиловали кроткую.

Два председателя села.

Воняло пивом, луком, водкою…

Она боролась, как могла.

На слет  везли ее как лучшую.

Давали водки - не пила.

И на морозе под тулупами

Она горячая была…

Трещали сани от мороза.

И бледно лился лунный свет…

И первым  был "глава колхоза",

Вторым старался  "сельсовет".

Два ненасытных сытых борова…

Плевать им было на луну.

Им просто было очень здорово:

Вдвоем одну… вдвоем одну…

Вдвоем. Одну.  Десятиклассницу!

Спешили будто про запас.

Они испытывали  разницу

Между "всегда" и "в первый  раз"…

И с этой жуткой, пьяной  жаждою

Ее  в район не довезли…

 

По высшей мере дали. Каждому.

 И в исполненье привели.

 

Теперь вот  внуки председателей

 Не любят бабку все равно.

 И молит бабушка создателя:

" Возьми… Простила их давно…"

 Не лезет ни к кому с рассказами,

 Что  "жизня выпита до дна…"

 

Сама  Россия синеглазая

Сидит, молчит…  Как перст одна.

 

 

         13. Любовь

 

А ты пришла и села на колени

И отдавалась ласкам, не любя,

Послушная капризам повелений…

Прости меня, я не любил тебя.

Все то, что знала ты и что умела,

Я тоже знал когда-то и умел.

Ты продавала опытное тело.

Прости меня, я этого хотел.

Казалось мне: я смел, и я не струшу.

Усталая была ты хороша…

За это тело ты просила душу.

Прости, но не торгуется душа.

Ты уходила злая как мегера.

Попутный ветер в парус кораблю…

Проснулась, родилась, окрепла вера:

Прости меня, но я тебя люблю…

 

 

           14.Сонеты

 

***

Я о любви тебе не говорю.

Зачем слова? Зачем пустые звуки?

Я только взоры быстрые ловлю.

К тебе, богиня, простираю руки.

Повсюду ты. Я слышу голос твой

В звучанье птиц над раннею весною

И в голосах разбуженных ветров,

Играющих весеннею листвою.

Я даже песен больше не пою,

Чтоб слышать поступь легкую твою.

От счастья не бывает избавлений.

А если суждено мне быть  в раю,

То, встретив душу грешную твою,

Оставлю рай и стану на колени.

 

***

Ты - боль моя, ты - радость, ты - мученье,

Что с каждым днем  острее и больней.

Мне от тебя не будет излеченья

В делах и в суете грядущих дней.

Я виноват. Я был с тобой небрежен.

Бывал и груб на грубости в ответ.

Но пощади и вспомни, как он нежен

Свет на заре далеких наших лет.

Не скроешь боль ни в слове и ни в стоне.

Любовь скончалась, нас не пощадив.

Себя за плечи зябко охватив,

Стоишь одна ты на пустом перроне.

Возник и замер нежности мотив.

И плачу я на дальнем перегоне.

 

***

 

И плачу я на дальнем перегоне.

В окне луна - последний твой привет.

Остановить скольжение на склоне?

И рухнуть, обрывая этот след?..

Не упаду. Не рухну я до срока.

Будь счастлива ты на своем пути.

Я знаю, ты не будешь одинока,

Но об одном молю тебя: прости…

Прости за все, что не было и было,

За то, что я тебя не пощадил.

За то, что ты меня не пощадила.

Прости за то, что я тобою жил.

Себя прости за то, что ты любила.

Меня - за то, что я тебя любил.

 

***

Меня за то, что я тебя любил,

Молва людская нет, не пощадила.

Твердят, что душу я твою убил.

Твердят, что ты судьбу мою сгубила.

А мы по жизни шли, как два ручья:

Ты - здесь, а я - за ближним перевалом.

Одна луна у нас, одна земля,

И лишь слиянья нам не доставало.

Была нежна весна у нас с тобой.

Мы первому ее не вняли стону.

Рабом был я, и ты была рабой…

Не удержали мы любви корону.

Мы порознь за любовь пошли на бой.

А надо - в круговую оборону.

 

***

А надо в круговую оборону,

Когда безумных сплетников толпа,

Как за вороной серая ворона

Закаркает, жестока и тупа.

Когда затянет небо черной тучей,

Закроют лепестки свои цветы.

Перед бедою этой неминучей

Останемся мы двое: Я и Ты.

Поверить надо нам с тобой друг другу.

Как верит в поле колос колоску,

Как верят берега в свою реку,

Как верит в поле, завихряясь, вьюга,

Как верит соловей на том суку.

В то, что всегда верна ему подруга…

 

***

В сверкающем снегу забытой розы куст.

Зеленые шипы давно заледенели.

Мне страшно. Я один. И сад мой дик и пуст.

А музыка одна - холодный свист метели.

Стремишься уколоть… Ты так со мной строга.

Ты прячешь острый взор, стремясь меня обидеть.

Над стылою рекой застыли берега.

Я не могу любить. Не стану ненавидеть.

О, белой розы цвет… Защита из шипов.

С пораненной руки на белом капля жизни.

Ты в этом вся всегда: и боль ты и любовь.

И тихий счастья стон, и ожиданье тризны.

Проснется вешний сад, и вспыхнет розы цвет.

Но в сердце не зажечь того, чего в нем нет.

 

 

15. Вечер поэта

 

Бессонный вечер - счастье для поэта.

Ты в этот час ко мне не приходи.

Я требую ответа у планеты:

Что впереди? Да. Что там впереди?

Я в этот час беседую с богами.

Неслышные я слышу голоса.

Мне говорят, что виноваты сами,

Что на пороге новая гроза.

Мне говорят, что смерть свою лелея,

Убьем себя. Да мы убьем себя.

Я в этот час себя не пожалею.

Мне жаль тебя. Мне только жаль тебя.

Ты так нежна. Ты мать всего живого.

Бессонной клеточкою я теперь в тебе…

Как продолженье ласкового слова

Моя любовь живет в твоей судьбе.

Бессонный вечер - горе для поэта.

Ты в этот час скорее приходи.

Седая осень требует ответа:

Что впереди? Да. Что там - впереди?

 

               

             16. Под небом

Не ходи, не слушай и молчи.

Ни любви, ни счастья не ищи.

И любовь, и счастье - все беда.

Жур-жур-жур - журчит в ручье вода.

Видишь этот зыбкий шар огня?

Мы под ним живем, его кляня.

Видишь этот шарик голубой?

Здесь и повстречались мы с тобой.

Тихо ты сказала мне в ответ.

" Этого не будет. Нет и нет!"

Где ты? Где ты? Где ты?

Бог с тобой?…

А в ответ лишь воздух голубой.

                             

 

          17.   Горы

 

Милый мой, милый, как тяжко тебе!

Были ли горы в проклятой судьбе?

Были горушечки. Как не иметь…

Было откуда упасть и взлететь.

Вот и подумай, что сталось с тобой,

Если обидеть способен любой?

 

 

 

                                           18. Любовь к беде

 

 

Я хочу человеку помочь,

Но мешает проклятая ночь.

Я не знаю, где берег и край.

Я не знаю, где ад или рай.

Что кричит он? Зачем? Почему?

Языка  я его не пойму.

Уловить я стараюсь слова -

От усилий болит голова.

Из болота доносится крик -

Непонятен проклятый язык.

Он сидит на сухом островке?

Или тонет в болотной реке?

Или грязи и гнили беда

Не пускает его никуда?

Ночь темна: ни луны, ни звезды.

Душу рвет только голос беды.

Этот голос разносится зря.

Под рукой моей нет фонаря.

Потому-то кричи, не кричи,

Не шагну я в болото в ночи.

А к утру широко, широко

Разольется вокруг молоко.

И в тумане руки не видать.

И в тумане его не сыскать…

Из тумана доносится крик.

Но к нему уже каждый привык.

И зовет он опять и опять…

Но никто не  спешит помогать.

 

 

                   19.СТРАХ

 

Таишься там, за темной дверью… Кто ты?

А я один. Мне некуда бежать.

Лишь по небу под звездами пилоты

Летят, летят куда-то и гудят.

И почему мне страшно, я не знаю.

Так далека мерцающая высь.

И сердца боль жестокая, сквозная

Вдруг просекла мою простую жизнь.

Я ранен светом! Господи, помилуй!

Я жить хочу. Я вас хочу любить…

Какою же неведомою силой

Теперь меня назначено убить?

Когда? Зачем?.. Кому все это нужно?

Чтоб  я такой веселый и  живой

Замкнул собою страшную окружность,

Темнеющую там, над головой?

Я всматриваюсь в очи ясным звездам,

Прислушиваюсь к шорохам вокруг.

Зловещий мир живет и дышит грозно,

И тянется ко мне изломом рук.

 

 

      20. Роковой вопрос

 

Что поделать - нет ни брата,

Ни подруги, ни сестры!

Жизнь предательством богата

От младенческой  поры…

То тебе подставят ножку,

То тебе расквасят нос.

То прервет твою дорожку

Неожиданный донос.

То труды твои присвоят,

То зарплату украдут,

То прикроются тобою

И потащат прямо в суд.

То оплачивать заставят

Кем-то спертую казну,

То на  мир честной прославят

Неповинную жену.

Смерть подходит. С перепуга

Ты твердишь теперь одно:

"Если нету даже друга,

Пей один свое вино?"

 

 

                       21. Рыбка и крокодил

 

                 Рыбам многое прощается,
                       Не прощаются грехи.

                       Потому что обучаются

                       Рыбы, глядя на "верхи".

                       Рыбам многое прощается.

                       Даже грешная любовь.

                       Потому что в рыбах мается

                       Голубая рыбья кровь.

                       Ни огня тебе, ни страстности,

                       Ни скандала… Ни хрена!

                       А в мгновение опасности

                       Скорость дикая одна.

                       И опасностью встревожена,

                       От беды на волосок,

                       Лунным светом заворожена,

                       Рыба мчит наискосок.

                       А под этой тенью вредною,

                       Приминая донный ил,

                       Поджидает рыбку бедную

                       Полусонный крокодил.

                       Темноту хранит кромешную.

                       Сохраняет грозный вид…

                       Он не съест ее сердешную.

                       Он опять ее проспит.

 

 

            22. Концы

 

Я не люблю трагических концов.

У каждого есть право на спасенье.

Я не люблю прощающих отцов

И сыновей, молящих о прощенье.

У каждого свои колокола.

У каждого свое предназначенье.

Над каждым вьется собственная мгла.

У каждого ручья свое теченье.

По праву загорается заря,

И  звезды утром гасятся не зря.    

 

 

              23. Кумиры

 

Не печальтесь.  Вы тоже уйдете,

Повернувшись "налево - кругом".

И в последний момент вы поймете:

Лучше другом уйти, чем врагом.

И тогда, чтоб казаться хорошим,

Вы меня подтолкнете на край,
И столкнув с крутизны, облапошив,

Сами  въедете в ласковый рай.

Я останусь, как страшная память.

Вам откроется райский чертог.

Вы опять вознесетесь над нами,

Принимая поклоны у ног.

Сколько идолов создано в мире!

Вот они! За кумиром кумир!

В Вашингтоне, в Париже, в Каире…

Заслоняют и солнце и мир.

Но не двинусь я к Господу-Богу

Чтоб "накапать"  на вас "втихаря".

Я пойду на большую дорогу,

О спасенье  молитву творя.

Вам в раю будет скучно и грустно.

Подлым рай - это истинный  ад.

Но и грешное ваше искусство

Не вернет вас на землю,  назад.

 

 

                    24. Пустота

 

Я во многих делах дилетант.

Не силен я в житейских вопросах.

Померещился где-то талант

Да растаял как дым папиросы.

Не  вспою я теперь ни о чем,

Ни о ком я теперь не заплачу.

"Подпираю - кого-то - плечом".

Для кого-то - "решаю задачу"…

На крутом повороте пути

Был я брошен как рыба на сушу.

И теперь я пытаюсь найти

Мира общую грешную душу.

Открываю беззвучно уста

И бессильно машу я руками.

А вокруг пустота, пустота…

А в груди леденеющий камень.

Утопает планета во мгле,

Умирают умы и таланты.

А  пройдохи живут на Земле.

Украшают им жизнь - дилетанты…

 

         

      25. ПЕЧАЛЬ

 

Все о себе и о себе…

А что еще?

В твоей судьбе, в моей судьбе

Все горячо.

Пришли тугие времена -

Повсюду смог.

А ты не встал на стремена.

Хотел - не смог.

Ты ИМ - и мысли и дела.

А что тебе?

Для торга жизнь твоя мала…

Конец судьбе ?

Но ты… Но ты…

Но мы… Но мы…

Стремимся вдаль.

Мечты, мечты…

Умы, умы…

Печаль, печаль.

 

 

                          26. Награда

 

Я теперь не хочу ничего.
Ни друзей, ни врагов мне не надо.

Я ответа ищу одного:

Жизнь кончается, где же награда?

А в ответ - о былом, о былом…

Все о том, что вовек не вернется.

Что в отвалы ушло, что на слом,

Что со мною пока остается.

Говорят мне: о чем же тоска?

И от  рая имел и от ада…

Так что, мол, успокойся пока.

Жизнь прожить - это тоже награда.

А о прочем бояться не нам.

У того все решится Порога.

Где  не будет цены орденам.

И слова будут стоить не много…

 

 

      27. Звуки смуты.

 

"Отворите мне темницу…"

                                                        М. Лермонтов.

               

Ни решеток, ни темницы,

Ни девицы, ни коня…

Только голос половицы

Под ногою у меня.

Шаг за скрипом, скрип за шагом…

От стены и до стены…

За окном, как за оврагом

Звуки смутные слышны.

Кто-то ездит, кто-то ходит.

Кто везет, а кто идет…

И двурогий месяц бродит

Идиотом  идиот.

Я не заперт, и не скован,

Ключ в кармане от замков…

Где  еще найдешь  такого

Дурака из дураков?

 

 

                        28. Сыну

 

Хочу,  чтоб  ты  спокойно  спал,  сынок.

Я  обвинять  тебя  ни  в  чем  не  стану.

Растаял  снег  по  сторонам   дорог

От  Мурманска  и  до  Афганистана.

Ушли  в  былье  Кабул  и  Кандагар.

Та  пыль  не  стала  влажною  от  пота.

И  лишь  тебя  сжигает  тот  пожар,

Кричишь  во  сне: "  Вперед!  В  атаку, рота!"

Я  слышу  этот  страшный  хриплый  крик.

Он  для  меня  звучит  командой  к  бою.

Я  знаю, что давно уже старик,

Но я с тобой, я ТАМ сейчас. С  тобою.

 

 

     29. Несколько слов о крысах,

            о боге  и террористах

 

Крысы и тараканы любят гулять ночами.

Крысам и тараканам нравится темнота.

Они исчезают с первыми солнечными лучами.

Там, где чернели полчища, образуется пустота.

Крысы идут в атаку превосходящими силами.

А тараканов к бою множество не зовет.

Крестьяне с Наполеоном бились простыми вилами.

А террористы сегодня используют самолет.

Если спросить у крысы: " Что тебе надо, крыса?"

Крыса ответит сразу: " Размножаться и жрать!"

"Что тебе надо, сволочь?" - спрошу я у террориста.

И террорист ответит: " Тебя хочу убивать!"

Злобные тараканы, вы все же боитесь света.

Крысы только толпою могут кого-то сгрызть.

А если грибами террора покроется вся планета,

То кроме тараканов здесь некому будет жить.

Верные и неверные! Зачем же тогда вам вера?

И наше неверье тоже - зачем оно и кому?

Если станет инкогнито та самая знойная терра?

Будде, Христу, Аллаху  терра  эта к чему?

Верные и неверные! Буддисты и мусульмане!

Лютеране  и ваххабиты, что вы скажете мне,

Если под ярким солнцем останутся тараканы.

Ползать по этой милой, выжженной вами земле?

Господи-Боже праведный, как же не ново это!

Господи-Боже милостивый! Как это все старо!

Стань же  ЕДИНЫМ, Господи!

Вот тебе вся планета!

Стань ты для всех единым, сделай  это добро!

 

 

          30. Презрение

 

Что мне в презрении твоем,

Когда душа моя презреньем

Напоена как вишня соком,

К тебе презрением моим…

Ты так велик. Ты глух, как идол.

Ты как циркач, проживший век.

Ты как пилот, забывший чувство

Своих движений над землей.

Ты декламируешь чужие

Слова и мысли как артист.

 

Остановись, мое презренье!

Ты и его не заслужил!

Есть муравьи, и есть пигмеи…

Их невозможно презирать.

Их можно только не заметить

И знать, что вечно неизбежен

Упорный бег среди травы

Самонадеянных букашек…

 

Но ты…Но ты такой большой!

Такой угрюмо громогласный…

Ты понимаешь, как я вижу

Всю пустоту твоей Души.
И ты не в силах ненавидеть

За то, что знаю я тебя.

Твое презренье очень просто.

 Его легко изобразить…

 

Ну что ж…Привет тебе, Призренец!

Живи…Живи себе, живи…

Мне до тебя какое дело?

Живи. Но только не шуми.

Не трожь ушные перепонки…

 

 

                                      31. Расплата

 

                                 Я   вас любил,

                                 Любовь уже скончалась.

                                 Я стал другим.

                                 Другою стали Вы.

                                Пустая лодка тихо закачалась

                                Среди осенней радужной листвы.

                                Вы нежно этой радостью украсьте

                                Все то, что живо в призрачной тени:

                                В угаре зла увянувшие страсти,

                                В потоке лжи угаснувшие дни…

 

 

32. Старые друзья

 

Старые друзья

Уходят на рассвете.

Старые друзья уходят на года.

Старые друзья -

Взрослеющие дети.

Молодость твою

Уносят навсегда.

Старые друзья

Приходят, как награда.

Старые друзья

И встретят и поймут.

Старые друзья…

Они твоя отрада,

Молодость твоя

На несколько минут…

 

 

      33. Диалектика

 

Эй, кто там всюду следует за мной?

Ведь  я есть я…И что же в том плохого?

   Я облаком рассеюсь над  землей.

Волной пройдусь  вдоль брега морского…

Я объявлюсь в  растенье славном  КЕДР,

Я электроном в атоме откроюсь,

Так необъятен мир и так он щедр,

Что я за суть свою не беспокоюсь.

Эй! Кто там всюду следует за мной?

Не надо тратить  время  дорогое.

Все очень просто:  я совсем иной.

И   бытие мое  совсем другое.

И что бы ты, волнуясь, ни черкал,

  Каких бы мне ни клеил  ты  ошибок,

Ты видишь  в  перекрестии зеркал

Лишь  только отражения улыбок:

Насмешливых, задорных и больных,

Усталых и наполненных слезами…

Ты видишь отраженье  дел моих.

Дела хранятся за семью замками.

 

 

34. Спасенье

                                

"…Цели нет передо мною…"

                                 А.Пушкин.

 

Из каждого угла, из темноты

Угрюмо скалится, играя  разным хламом:

То пистолет подбросит и поймает,

И не понять: игрушечный иль нет…

То скользкую веревочку покажет,

Завязанную ровненько петлей…

То станет, как жонглер, метать флаконы,

С таблетками в красивой оболочке,

И с каплями, что твой денатурат…

И все смеется  и куда-то манит.

И светятся в улыбке злые зубы…

И подмывает, мол, слабо, слабо…

Помучайся, помучайся, не жалко.

А все равно конец тебе один.

Ну, разве что шагнешь вперед на рельсы…

Но это не меняет ничего.

И не дает, как все, того ответа,
Который ищешь, к солнышку стремясь…

И что они находят в этом солнце?

Там все и все узнают про тебя…

 

Я поднимаюсь в медленной истоме

И надеваю старые штаны.

Напяливаю старые ботинки.

И ухожу, усмешку не гася.

И говорю: пока еще не время.

Возможно, где-то без меня грустят…

 

 

        35. Звон  колокольный

 

Вздрогнешь, услыша, невольно

Нынешний  звон  колокольный:

Бряк-бряк-бряк…

Словно хоронят, рыдая,

Улицу в звоне трамвая:

Бряк-бряк-бряк….

Труден и скуден для слуха

Голос вместилища духа:

Бряк-бряк-бряк…

Самый простой и печальный

Нынешний звон погребальный:

Бряк-бряк-бряк…

В  сумерках  руки уронишь:

" Русь ты кого же хоронишь?"

Бряк-бряк-бряк…

 

 

        36. Возненавидим

 

Возненавидим, господа,

Возненавидим, госпожи,

Везде, везде; всегда, всегда

Ручьи вранья, потоки лжи.

Выходит рать, идет карать,

Не говори, не говори,

Что рать идет свое забрать -

Твое - в тебе, твое внутри.

Пустых словес  течет  вода

Кружи, водоворот, кружи…

Возненавидим, господа.

Возненавидим, госпожи.

Вот истязателей орда.

Но ты не меркни, не тужи…

Возненавидим, господа.

Возненавидим, госпожи.

Поставят  с краю, у пруда,

И грохнет автомат: " Лежи!.."

Возненавидим, господа!

Возненавидим, госпожи!

 

 

                         37.  Двое       

Два  солнечных  друга меня берегли.

Два  парня  из славной породы,

Которые ищут  на лике земли

Для  нас  переходы и броды.

Два парня, что с жизнью  один на один

Проходят  подлунные мили…

Один  из них  дожил  до ранних седин,

Другого года серебрили.

Два парня ушли, не закончив дела.

Ушли, продолжая работу.

Стою я и плачу: подбиты крыла,

А мне улетать на охоту…

Им пело журчание вешнего дня

Попутную к Господу-Богу…

Два солнечных друга ушли от меня,

Я  слово им  дал на дорогу…

 

 

               38. Диалог

 

А я  стою  и говорю:

"  Вот  жизнь  -  смотрите!

Я  не хулю вас,  не корю.

 Свое  берите!"

А вы несетесь,  словно  в ад.

На повороте…

За задом зад,  за задом  зад…

Дерьмо  берете.

" Берите правду, честь  и свет!

И  славу  можно!"

А  вы бормочете  в ответ:

"Но это  сложно…

Мы  не пойдем в эдем  и  в рай,

Мы здесь  вот…В  роще…

Берем свое. Не упрекай.

Нам это  проще…"

За  скоком скок,  за шагом шаг

На  мягких  лапах.

Как  вами  этот  мир  пропах!..

Несносный  запах!

 

 

               39.  Доброта

 

В меня стреляли -  не убили.

Мне  в голод жить хватило сил.

Тонул,  но  волны выносили.

Горел, но пламя погасил.

Мне  говорят, что я недобрый,

Что счастлив я не по средствам.

А мне от " счастья" больно ребра…

Того же я желаю вам.

 

 

                       40.  Долг

 

Мужчины  должны - "умирать за свободу".

Мужчины должны - " умирать за любовь".

"За клятву монарху", " за верность народу",

"За дружбу", " за Родину"  льют  они  кровь…

У женщин задачи послаще, попроще:

Им надо любить  и рожать, и растить…

Для них соловьи, серенады и рощи…

Мужчины "должны   их беречь и любить".

Но кто задавал нам такие задачи?

Но кто научил нас,  как их исполнять?

Ползет, колтыхаясь,  истории  кляча.

Бунтуют народы. Кому их унять?

Кто знает, мужчины,  нужна ли свобода

Тому, кто за клятву готов умереть?..

Мы ищем  в огне перехода и брода,

А нас ожидает  всего только смерть.

 

 

                         41.  Души полет

 

Душа летела в рай - пришли сороковины.

Внизу цвела земля в  густых разводах  зла.

А там, в его дому, сидят и пьют мужчины…

Наверно,  их жена на  тризну собрала.

Все  тихо говорят  и поджимают губы.

И каждый рад тому, что не его черед,

Что не его зовут серебряные трубы…

Лети, душа, лети  и  выше и вперед.

Красавица-жена лица не утирает.

Но плачет не о нем, а больше о себе.

О том, что за грехи господь ее карает,

И о своей беде, и о своей судьбе.

Претензии к властям,  или к родному краю…

Виновных  растерзать, убить, испепелить…

Все пили за столом. Душа летела к раю.

Не нужно стало ей ни плакать, ни судить.

 

 

                    42.Жалоба

 

Разрешите, пожалуйста,  вам доложить,

Что нельзя мне  без жалоб  на свете  прожить.

И  хожу я  без жалобы словно не свой,

Вместо слов издаю только жалобный вой.

Я пожалуюсь вам, извините меня,

Что не  вижу я больше ни ночи, ни дня.

Словно  в сером живу, как мороз в январе,

Словно жук,  затвердевший  в своем янтаре.

Не стесняясь, пожалуюсь вам, господа,

Что  такая случилась  со мной ерунда.

Я пожалуюсь - словно шагну за черту…

Только так  я  покой для себя  обрету.

Я пожалуюсь вам… Но прошу, господа,

Не берите  примера  с меня  никогда. 

 

 

       43. Зимний апокриф

 

Зима соленою слезою,

Скатилась по лицу земли.

И  с океанскою волною

Смешалась  боль  ее вдали.

Пришла весна. Весне мы рады.

Не  вечен снег, не вечен лист.

Но нет в моей душе отрады.

Туман души тяжел и  мглист.

Моя зима пришла сурово.

Моя зима   легко уйдет.

А на мое простое  слово

Пускай слеза любви падет…

 

 

44. Смятение

 

Как  в старые  времена

Мы  встали на стремена,

И началась  Она!

Война!

Кровь тела  - и дух души!

В столице  или  в глуши…

Старайся теперь  туши

Пожар!

А где  ее семена?..

Медали  и ордена!

Педали,  как  стремена!

Их  дар!

Чтобы  не повторять

Этого вдругорядь,

Надо тебе  узнать 

КТО  ТЫ?

Это  одна  из  пут,

Это напрасный труд

         Мечты!..

 

 

         45. Перед бездной.

 

"Как страшно  мертвецу среди людей

Живым и страстным притворяться!"

                                           А.Блок.

 

Понимаю. Как я это понимаю!

Слезы плохо помогают выживать.

Слава небу, слава лесу, слава маю.

Слава  тем, кто научился  презирать.

Слава тем, кто побеждает  где-то как-то;

Режет сеть  меридианов и  широт…

Слава людям не мечтания, а факта.

Или, может быть,  совсем наоборот.

Слава тем, кто по околицам и сценам

Хороводы  двести лет готов  водить?

                            Но живем сегодня мы по новым ценам.

И  шутами  не желаем больше  быть. 

Мне теперь  такие штуки  не по силам.

Мне ни то и ни другое не с руки.

Выхожу на  страшный берег. Вива милым!

Будь что будет. Вспоминайте, мужики!

 

 

       46. Комары

 

Комары мои, комарики…

Возникая в вышине,

На воздушном легком шарике

Прилетаете  ко мне.

Кровососки  проклятые,

Истязатели души,

Всеми травленые, мятые

На проспекте и в глуши.

По подвалам и болотинам

Возращенные весной

Насекомые!  Животины!

Побеседуйте со мной.

Люди стали молчаливые.

И подруги  и  друзья.

Если сами говорливые,

То  тебе  болтать нельзя.

Комары мои, комарики,

Возникая в  вышине,

На воздушном легком шарике

Приближаются ко мне….

 

 

47. Малая родина

 

Не тоскую  по родине,

По родной стороне.

Что-то  главное пройдено,

Пережито  во мне.

Позабыто,  заброшено,

И быльем поросло,

Сединою-порошею

Мне  судьбу  занесло.

Не поется, не плачется.

И смеяться  невмочь.

Уходящее прячется

И  скрывается в ночь.

Я тоскую  по  родине,

По  родной  стороне…

Все, что  прошлое, - пройдено,

Не вернется ко мне.

 

 

                48. Мой бред

     

Я  чхал  на всех. Они в  меня плевали.

Мы  были квиты. Жизнь была права.

Но  песни мы советские певали.

И знали, что четыре  -  дважды два.

Они меня пытались укокошить.

Я видел их пустую канитель.

Они как та беременная лошадь,

Что шла домой, накинувши шинель;

Промеж  боев ей  сделали ребенка

На бруствере окопа семь  парней.

Она была бледна как  та пеленка.

Она была страшна как сто чертей.

Стрелять бы тех, кто делает кретинов.

За яйца вешать этих подлецов,

Которые  живут наполовину,

Не  выполнив  святую роль отцов,

Кастрированных страхом  идиотов,

Способных  убивать  и   воровать,

Хотел  бы  я заставить так  работать,

Чтоб отдыха  от пота не давать…

Мне самому обрыдло в этом мире.

Петля  иль, пуля - не один ли  хрен?

А ну, приступим: " Взяли…три-четыре…"-

Нет. Это к  жизни  пакостной рефрен.

Зачем живу - я сам не понимаю.

Зачем живут  - не мне понять дано.

Они  плюют  на " день  веселый мая…"

Они нужны,  как дворнику дерьмо.

Мы квиты все. Мы не нужны друг другу.

Нам чхать  на   тех, кого должны любить.

По кругу все, по кругу все, по кругу…

И нет ответа  на вопрос: КАК БЫТЬ?

 

 

             49.Нас не пугает…

 

Нас не пугает  ужас  тлена

И смерть,  как неизбежный  факт.

Всего страшнее нам измена,

Предательства  позорный акт.

Когда нам  смотрят  " очи в очи",

О самом  важном говорят,

Проводят  с нами   дни и ночи,

И  невниманием корят,

Мы кажемся себе дороже -

Больному самолюбью взнос.

Взгляни  на собственную  рожу,

На  этот вывернутый нос,

На  эти "зыркала", на  "ухи",

На все, что "там"  и все, что "тут"…

От этой  старческой разрухи

Ты сам сбежал бы в пять минут.

Так что ж, простите, предается?..

Чему  же верить, что  хранить?

Не паникуй, всегда  найдется

"Любви связующая нить."

 

 

                                                    50. Нежность

 

Осмыслить мир, и в нем - себя,

Осмыслить роли.

Любя себя и мир  любя-

По божьей воле.

Диктуй, Всевышний! Я готов.

Прости за дерзость.

Я из понятий, действий, слов

Приемлю нежность.

Еще нежней любить жену.

Дитя - нежнее.

Как нежность слушать тишину

В глухой аллее.

Нежнее - к людям и цветам.

Нежней и ближе.

 Нежнее здесь, нежнее там…

В Москве, в Париже…

Живем, не чувствуя крыла.

Опоры нет нам.

Сама Вселенная мала

Нам, кабинетным.

Живем без стержней, без основ.

Все - неизбежность

Из всех понятий, действий, слов

Приемлю нежность.

 

 

                                                51. Осень

 

                                      Я   вас любил,

                                      Любовь уже скончалась.

                                      Я стал другим.

                                      Другою стали Вы.

                                      Пустая лодка тихо закачалась

                                      Среди осенней радужной листвы.

                                      Вы нежно этой радостью украсьте

                                      Все то, что живо в призрачной тени:

                                      В угаре зла увянувшие страсти,

                                      В потоке лжи угаснувшие дни…

 

 

         52. Злодейство

 

                                 К нему не зарастет…

 

Еще не грянула утрата,

Лишь травля гения велась,

А масса новых Геростратов

Уже в России поднялась.

Шуты двора и политэса,

Герои танцевальных зал…

Ну. кто бы знал того Дантеса?

Того Данзаса кто бы знал? 

 

Жуковский Пушкину записки

Писал по две в теченье дня:

" Пойми, ты лишь пиит российский.

Ты Геккерену не ровня…

Подумай обо мне, - черкал он. -

Я…Мне…Меня…Сердишься зря…"

И поправлял перед зеркалом

Последний орден от царя.

 

Нет. Он не мог убить Дантэса.

Не мог он дать ему покой.

И амнистировать повесу

Своей предсмертною рукой.

Слабея, Пушкин приподнялся,

Прицелился, курок нажал…

Противник вздрогнул, зашатался…

Но не упал. Но не упал!

 

Поземка белая кружилась.

Летел извозчичий возок. 

Злодейство с гением свершилось.

Он сам убийцей стать не мог.

О, как же души их дрожали!

Как волновались их сердца,

Когда вносили на скрижали

Последний вздох и цвет лица.

Они жене его не дали

Проститься с ним.  

Наверняка

Скрипели перьями. Писали.

Себе известность на века.

 

Но Пушкин был и в этом гений.

Он смертью смерть не оправдал.

Суду грядущих поколений

Врага навеки передал.

 

 

                                            53. Вариант

 

Я  ненавижу вас,

Я ненавижу всех.

У ненависти снисхожденья мало.

Я  в  белой тьме один:

Ни огоньков, ни вех.

И я молюсь о том,

Чтоб небо засияло.

Я проклинаю всех,

Я проклинаешь вас.

Проклятья не  дают

Душе отдохновенья.

Настанет этот день,

Настанет этот час,

Настанет  это чудное мгновенье,

Когда Господь своей

Всевластною рукой…

Не надо! Не наказывай их,  Боже!

Ты волен даровать им счастье и покой.

Я  не молю о том,

Я не прошу.  Но все же…

Но все же награди.

Пошли им  сад и дом.

Пошли им лебедей

На синей глади пруда.

Чтоб, мимо проходя,

Всяк говорил о том,

Что процветает дом,

Где жив еще Иуда.

 

 

                 54.  Одиночество

 

Здравствуйте, здравствуйте, милые люди!

Здравствуйте. Как я вас жду!

                                         К  вам   выползаю, как муха на блюде,

Словно  болящий в бреду.

Суть моя видеть вас не соглашается

В самом кошмарнейшем  сне.

Только вот страх  словно вор забирается

В душу больную ко мне.

Я одинок хоть и с вами беседую:

В шумной  толпе одинок.

Словно я  где-то кого-то преследую,

Сбился и с мыслей и с ног.

Милые, милые, милые, милые!

Жду -  разорвите кольцо.

Чтобы  весна  оживительной силою

Взвеяла  прямо в лицо…

 

 

                55. Отчаянье

 

Согласен с вами: каждому свое.

Согласен, человеку мало надо.

Но где  висит  поганое  ружье

Для наказанья  подлеца и гада?

Подумайте, зачем живет  подлец?

Зачем живет убийца и предатель?..

Ведь и  ему  на царствие венец

Напялить может шустрый председатель...

Всегда, везде - не  нам  ли это знать?

В царях  ходили те,  кому  пристало

То бороды, то головы снимать,

Кому   и душ, и слез, и горя мало.

Согласен:  надо не просить, а брать…

А  шкуру драть  лишь  в силу разуменья…

Но  мысли…Руки…Душу  замарать…

Победа это или  преступленье?

 

 

               56. Погибель

     

Сладкой   мечты  не лелею.

Счастья  себе  не  ищу.

Я  ничего не  жалею.

Я  ни о чем не грущу.

 

Счастье?.. Его  не бывает.

Миг  удовольствий  пройдет.

С роз  лепестки  облетают.

Ветер листы разнесет.

 

Нежность  короче  и реже.

Ласки  скупей  и скупей…

Где  же  ты?  Где же  ты? Где же?

Мой дорогой соловей?

 

Ухо  и глаз  тебя ищут.

Сердце  и руки - зовут…

Ты запоешь на кладбище -

Страсти и страхи  уйдут.

 

Я  приближаюсь  к дороге

Светлой  у светлого дня…

Птицы и люди  и боги, 

Вместе простите меня!

 

Сладкой мечты не лелею.

Счастья  теперь не ищу.

Я  ничего не жалею.

Я  ни о  чем не грущу.

 

 

                57. Стая

                             " Волки - санитары лесов…"

                             " Фашизм - веяние нового времени…"

                                                                                                    Из газет.

Погоня шла…

Крутой откос,

Песок сыпучий.

Чеиыре волка -

Стадо коз…

Деревья, кручи…

Трава, кусты и бурелом,

Ручей гремучий…

Уводит стадо напролом

Вожак могучий.

И леса нет.

И неба нет.

Лишь свист галопа.

И тяжкий хрип.

И серый свет.

И дробный топот!

 

Но перед узкою тропой

Тот топот сбился.

Вожак над горной крутизной

Остановился.

Чутьем звериным понимал,

Что он не вечен.

Рога тяжелые вздымал

Врагам навстречу!

 

Больных не станут волки брать.

Берут отважных.

Чтобы потом, не глядя рвать,

Кого - не важно.

 

Они метнулись в летний зной

На мягких лапах.

И смял все запахи парной,

Кровавый запах!

 

Тут не услышат. Не зови!

Тут драться надо!

И белым облаком в крови

Упало стадо.

 

И лес от ужаса умолк

Над крутизною.

Уж если волк, то это волк.

Ни что иное.

Он выше всех.

И потому

Щадит он редко.

И от людей вовек ему:

Картечь!

И клетка!

 

 

             58. Рай

 

   Я ухожу, ребята, до свиданья.

Мы встретимся не скоро.В том  краю,

Где  начиналось наше мирозданье…

С достойными мы встретимся в раю.

Там светлые и радостные кущи,

Там змеи-соблазнители живут.

Там яблоки,  всех  ананасов пуще.

Там женщины запретный плод жуют.

А, пожевав, они желают блуда

Всем правилам и нормам вопреки.

А мы тут удивляемся,  откуда

У нас порхают чудо мотыльки?

Я ухожу, ребята, ночью мглистой .

Эдем  отцвел.И убран урожай.

И я прошу Алешку-гармониста:

"Ты в этот путь меня не провожай."

К вратам Петра приходят в одиночку.

" Здорово, Петя. Ты  меня прости.

Я заберусь сейчас на эту кочку

И посмотрю, откуда к вам зайти.

Наверняка у той всемирной свалки,

Прибежища  идей, людей  и дел,

Погнили у забора елки-палки,

А ты, Петро, за тем не доглядел.

Я проберусь к вам  этим  прелым ходом

И  посмотрю на ваш чудесный  сад.

Каким он населен у вас народом?

А то, быть может, лучше двинуть в ад?

Итак, гремит  ночная канонада.

Я  ухожу.  Тайком. В ночи. Как тать.

Боюсь я лишь того, чего не надо:

Что черви будут слишком щекотать.

 

 

                   59. Старик

 

У беды не бывает отрады,

У души не бывает покоя…

Умирает старик у ограды

 И не ведает, что с  ним  такое.

Что-то выдохнулось на дорогу…

Непослушными сделались кости…

Радость он ощутил и тревогу:

 Словно съехались милые гости.

Замелькали  то  поле, то хата,

Засияли лазурные дали…

Но приехали в белых халатах

И остаться  со счастьем не дали…

 

    

                  60. ТРАГЕДИЯ

 

Человек уходил в никуда,

Оставаясь  в привычных  пределах.

Оборвлись его провода,

Небо вечности в душу глядело.

Он смеялся, когда не смешно,

Горько плакал, когда хохотали.

Бытия   допивая  вино,

Видел он  неизвестные дали.

Молодые жалели его,

Говорили: несбывшийся  гений.

И  сияло  его   торжество

Над раздорами всех поколений…

 

 

        61. СЛУЧАЙНОСТЬ

 

Куда идем?  И кто нас поведет?

                               Задача  эта вовсе не  простая.

Как в тенетах  запутался  народ,

Вослед годам  века свои листая.

Всегда  бои…Всегда мечи звенят.

То пушки бьют, то  старт берут ракеты.

Опять  убить кого-то норовят,

И славят тех, кто лучше сделал это.

И слушают банальные слова

О том, что "кровь людская не водица".

Но  никогда пустая голова

От гениальных мыслей не  кружится.

Всегда и всем   охота победить.

                               Охота  быть  умнее  в этом мире.

Все  лезут огороды  городить,

И  гениев  отыскивать  в сортире.

Куда идем, и кто нас поведет?

Сортирный гений круто знает дело…

О, Господи! Останови народ!

Страна такого вовсе не хотела…

 

 

                                                           62.  Ха-ха!

 

Не надо хмуриться, друзья.

                                         Ведь жизнь не так плоха

Давай забудем про " нельзя"!

Ха-ха, ха-ха, ха-ха ...

Не надо слезы лить, мадам.

Мы все не без греха.

Презренье прожитым годам.

Ха-ха, ха-ха, ха-ха.

Ты в банке деньги потерял.

Но жизнь не так лиха.

Ты  их когда-то  сам украл.

Ха-ха, ха-ха, ха-ха.

На выборах  ты столько врал

И прыгал как блоха,

Но не тебя народ избрал.

Ха-ха, ха-ха, ха-ха.

Привык по митингам скакать,

Во всем винить " верха",

Пора работать привыкать.

Ха-ха, ха-ха, ха-ха…

Не заливайся соловьем

В обличье петуха…

Мы как умеем, так живем.

Ха-ха, ха-ха, ха-ха…

 

 

         63. ЭЙ

 

   Эй, кто там всюду следует за мной?

Ведь  я есть я…И что же в том плохого?

                               Я облаком рассеюсь над  землей.

Волной пройдусь  вдоль брега морского…

Я объявлюсь в  растенье славном  КЕДР,

Я электроном в атоме откроюсь,

Так необъятен мир и так он щедр,

Что я за суть свою не беспокоюсь.

Эй! Кто там всюду следует за мной?

Не надо тратить  время  дорогое.

Все очень просто:  я совсем иной.

И   бытие мое  совсем другое.

И что бы ты, волнуясь, ни черкал,

                               Каких бы мне ни клеил  ты  ошибок,

Ты видишь  в  перекрестии зеркал

Лишь  только отражения улыбок:

Насмешливых, задорных и больных,

Усталых и наполненных слезами…

Ты видишь результаты дел моих.

Душа хранится за семью замками.

 

       

               64. Тоска

 

У солнца тоже два лица.

Совсем как у всего на свете:

Зари сгорает полоса,

Точь  в точь как в древнем Назарете.

Заря, сжигая, не горит,

А солнце светит да не греет.

А нелюбимая твердит,

Что  лишь она "любить  умеет…"

 

 

      65. Кукиш

 

Я фрак надел. Меня за фалды взяли:

" С суконным рылом - да в калашный ряд!?

Куда? Зачем? Ты лишний в этом зале!
И вина эти не тебе подали,

И люстры здесь не для тебя горят.

История твоя всего-то - шлюха.

Бери свою сермягу. Топай вон".

Я брань такую слушаю вполуха.

Как детских сабель очень  детский звон.

Бывало, мне хватало разговора.

Я очень просто брань переносил.

Теперь, когда за бранью вижу вора,

Бороться нет желания и сил.

Я фрак бросаю на съеденье моли.

Беру ружье и ухожу в поля.

Я дома здесь. Мне хорошо на воле.

Дает мне силы русская земля.

 

 

               66. Нас не пугает…

 

Нас не пугает  ужас  тлена

И смерть,  как неизбежный  факт.

Всего страшнее нам измена,

Предательства  позорный акт.

Когда нам  смотрят  " очи в очи",

О самом  важном говорят,

Проводят  с нами   дни и ночи,

И  невниманием корят,

Мы кажемся себе дороже -

Больному самолюбью взнос.

Взгляни  на собственную  рожу,

На  этот вывернутый нос,

На  эти "зыркала", на  "ухи",

На все, что "там"  и все, что "тут"…

От этой  старческой разрухи

Ты сам сбежал бы в пять минут.

Так что ж, простите, предается?..

Чему  же верить, что  хранить?

Не паникуй, всегда  найдется

"Любви связующая нить."

 

 

            67.     БИСЕР

 

Не мечите в свинарнике бисер.

Эти действия там не поймут…

Бьются громы за выстрелом  выстрел,

                          Словно  хлопает дьявольский кнут.

Разрывается темень над нами,

Рвутся корни небесных светил.

И воздушные бьются  цунами,

И  лишают нас воли и сил.

А свинарник молчит: шито-крыто…

Сколько праведных сил ни отдай,

Не заменишь того, чем корыто

Наполняют с утра через край.

 

 

        68. РАЗРЫВ-ДУША

 

        Тот человек сегодня между нами.

Вот  он   стоит и слушает меня.

Сейчас он  скажет, что "поднимет знамя",

Упавшее в конце святого дня.

Тот день  был   свят, как святы наши чувства.

И святость эта  - на разрыв души.

Когда  творит  судьба, молчит искусство.

И ты  вмешаться в дело не спеши.

Так мало слов, когда безмерно горе.

Так мало сил…А кто же мог спасти?

Когда вокруг бушующее море,

Где утлый челн, способный нас нести?

Тот человек…Протягивает руку.

Тот человек… Ему не жаль души.

Тот человек…  Разделит  с нами муку.

Тот  человек… Но верить не спеши.

Он промолчит в  последнюю  минуту.

                              Он усмехнется,  видя  смертный страх.

Так ненависть  диктует жест кому-то,

Когда  сорвется  враг  его в горах…

Тот человек  сегодня рядом с  нами,

И в этот миг  он слушает меня.

                              Он говорит:  "Мы  поднимаем  знамя…"

                              От слов  не меркнет свет  святого дня!

 

 

69. Смятение

 

Как  в старые  времена

Мы  встали на стремена,

И началась  Она!

Война!

Кровь тела  - и дух души!

В столице  или  в глуши…

Старайся теперь  туши

Пожар!

А где  ее семена?..

Медали  и ордена!

Педали,  как  стремена!

Их  дар!

Чтобы  не повторять

Этого вдругорядь,

Надо тебе  узнать 

КТО  ТЫ?

Это  одна  из  пут,

Это напрасный труд

Мечты!..

 

 

70. Презренец

 

Что мне в презрении твоем,

Когда душа моя презреньем

Напоена, как вишня соком,

К тебе   презрением - моим…

Ты так велик, ты глуп, как идол.

Ты  как  циркач, проживший век.

Ты как  пилот, забывший чувство

Своих движений над землей.

Ты декламируешь  чужие

Слова и мысли, как артист…

Остановись,  мое презренье!

Его никто не заслужил.

Есть муравьи, и есть пигмеи…

Их невозможно презирать.

Их надо только не заметить

И знать, что  просто неизбежен

Упорный бег среди травы

Самодостаточных букашек…

Но ты…Но ты такой большой!

Такой угрюмо громогласный…

Ты понимаешь, как я вижу

Всю пустоту твоей души.

И ты не в силах ненавидеть.

Твое презренье  очень просто.

Его легко изобразить…

Ну, что ж, привет тебе, призренец!

Живи. Но  как  бы предпочел я

Твое…Да нет. Живи себе, живи…

Мне до тебя какое дело?

 

 

                71. Молитва

 

Не покинь  меня, Господи!

Не покинь меня, Боже!

Оказался над пропастью...

Ты прости меня все же.

Наяву меня  мучает

Скверный сон стародавний:

Чей-то голос  задумчивый

За  открытою ставней…

За окном что-то страшное.

Добивает отчаянье,

Упования   зряшные,

И последние чаянья.

Одиночество  грозное.

Одиночество тайное.

Что-то  очень нервозное,

Что-то необычайное.

Лист газеты  прочитанный…

Да труба отопления…

Жест, на  жалость рассчитанный…

Ужас…Оцепенение.

Только  волосы в  проседи…

Пояс  крепенький,  кожаный…

Не покинь меня, Господи!

Не  оставь меня, Боже мой!

 

 

                72. Тупик

 

Нет ни мира, ни войны…

Жизнь проста,  как в бане веник.

Телевизор у стены…

И ни выпивки, ни денег

В пору спиться…А на что?

Что загнать себе на ужин?

Телевизор что-нито?..

А кому он к черту нужен?

Жизнь  прошла, а у тебя

Нет на булочку с вареньем.

Те, кто жил, к себе гребя,

На тебя глядят с презреньем.

 

 

                                                    73.Молитва

 

О, Господи! Прости меня, помилуй!

Я  грешен  и молю:  прости  грехи.

Ты наделил меня большою силой:

Работать, жить, любить, писать стихи…

Прости меня, помилуй, Пресвятая,

Заступница  моя, Господня мать.  

Вот жизнь моя.…Такая непростая.

Прости  и помоги ее понять.

Грехи мои – как жизнь моя. Не знаю,

Что делать мне, куда теперь идти.

Святая Богородица, Родная!

          За этот грех  опять прошу: прости!

 

 

            74. Памятник

 

Я памятник себе не воздвигал.

Я жил, любил, я бегал, я шагал.

Решайте сами:  плох или неплох:

Я  рос  в пересечении эпох.

Родился я в тот самый страшный год,

Когда закон свой получил  народ.

                                         Тот самый что поэтами  воспет.   

Под  чем  страна стонала столько лет!

Я - памятник расстрелов у ворот…

Истории злодейский  поворот!

Везли в пески и в ледяную стынь:

"Строй новый строй  или навеки сгинь!"

Морозные пески Караганды!

Строительство без хлеба и воды!

Враги народа  - больше, чем враги!

Над Колымой  мороз, пурга, ни зги…

О, сколько приняла костей Сибирь

И  древний Соловецкий монастырь!…

Я - памятник  скрещения  миров.

          Я - черный след  слияния ветров.

 

 

                      75. Волк

 

Он шел вперед, не видя и не зная,

Что там, за поворотом, вдалеке.

И шла за ним  и в нем тоска сквозная.

Не отставая. Бодро. Налегке.

Он   помнил смутно:  где-то есть волчата,

Они давно такие же,  как он.

Но только жизнь у них едва почата.

А он в конце… Ну, что ж…Таков закон.

Волк не жалел. Откуда сожаленье?

Он жил еще. Он был готов к борьбе.

                               Он шел  один, и  он  не ждал  мгновенья,

Когда погибель призовет  к себе.

Лес молча  сохранял  загадки   мира,

От всяких бед его остерегал:

Здесь  волки  лося  рвали  -  запах пира…

А здесь  олень    недавно проскакал…  

А что еще?.. Теперь   не надо драки.

Сохатого    уже     не победить…

Добыча  только  овцы  да   собаки.

Но  и того довольно, чтобы жить.

Все позади: и стаи и волчицы.

Не  пряча слез, он шел вперед один.

Ломила   рана  старая   ключицу…

Но он был волк  и миру господин.

Но он  был волк. Большой и осторожный.

Но он был волк. Другого  не  дано.

Что можно всем, то волку невозможно…

                               Взорвать весь мир!  И в небо! В ад! На дно!

 

 

                                                          76.Господи, ты есть

 

Я облакам кричу: ну, что, летучие?

Вас гонит снова кто-то…Но куда?

Настигнет вас, простая,  неминучая…

Падет на землю чистая вода.

Мы все падем. Прервется  издевательство.

Падут  тираны, гении,   борцы…

Но  выполнят простые обязательства

Не короли, не шлюхи, а творцы.

Я облакам кричу: постойте, шалые!

Я  к вам хочу, чтоб землю напоить!

Но облака… Они как дети малые.

Они хотят не падать вниз, а жить.

Зачем-то  в тучи черные сбиваются…

Становятся темнее и страшней.

Зачем-то над землею издеваются,

Свершая преступления на ней.

О, Господи,  какие повторимые

Пути у мира в вышине и здесь!

Смотрю я на дела Тобой творимые

И говорю: «О, Господи, ты есть!»

 

 

               77. Грех тяжкий

 

       Мне хочется  петь и смеяться,

       Мне надо  по улицам  шастать.

       Мне кто-то  хотел бы поклясться,

       Что вечно не любит меня.

       Пусть вечные мысли и слезы

       Не тронут жесткого сердца.

       На полюсе вечны морозы,

       Средь ночи и вечного дня.

       Поэтому хмурюсь угрюмо.

       Поэтому мне не до счастья.

       Как   узникам,  запертым в тюрьмах,

       Мне некуда рваться отныне.

       Рыданья мои вместо смеха,

       И стоны мои вместо песен,

       Кого-то согреют сегодня,

 Кого-то обрадуют завтра,

 Но вряд ли кого огорчат    

 Ни завтра, и  ни  послезавтра,

 Ни ныне, ни после меня…

 

 

          78. Смятенье                 

 

Лист сухой по снегу мечется.

Мертвый лист… Ему простительно.

И седое человечество

Восприемлет относительно:

Все, что где-то там неверное,

Все, что где-то здесь упорное…

Я запутался, наверное,

Заблудился ночью черною…

                                         Ни звезды, ни полумесяца,

Ни оврага, ни селения…

Лишь  во  взорах волчье светится

У второго поколения.

Я попал  к пройдохам в логово.

Я во сне увидел марево.

Посреди пути пологого

Сам с собою разговаривал.

Я сказал себе: « Хороший мой!

Не пугайся,  будь спокойненьким.

Знай, что с первою порошею

По местам уйдут покойники.

                                          Если ходят  мертвоглазые

И живыми называются,                                              На Европу лезет Азия…

Голоса перекликаются…

Что в войне очеловечится,

То сияет ослепительно…»

                                         Лист сухой по снегу  мечется.

                                         Мертвый лист. Ему простительно.

 

 

             79.Плач

 

Я  иду  и  тихо плачу…

                                         Удержаться не могу:

Никого я не дурачу,

Не  хочу  я  зла  врагу.

Я в растерянности что-то.

Не  дает  вопрос  уснуть:

А простого   идиота           

Можно  взять  и  обмануть?

Вот идет  он,  толст и важен…

Он чего-то командир,

Кем-то мыслями заряжен,

Озирает грешный мир

С высоты своих воззрений,

Что на уровне горшка,

И не знает угрызений

Совесть, чистая пока.

Я скажу ему: "Послушай…-

Я скажу, не пузырись.

Ты ведь попросту  Ванюша,

А не древний Озирис.

В богачи не вышел носом.

Хоть скачи, и хоть пляши…"

Он сказал: " С таким вопросом

Заявление пиши…"

Я  иду  и слезы прячу.

Сам себе теперь не рад.

Разве дурня одурачишь,

                                         Если дурень - бюрократ!

 

   

            80. Теряю, но люблю

 

Ну, не ворчи, мой друг,

Ну, не ворчи.

Ну, не молчи, мой друг,

Ну, не молчи.

Как многого хочу я от тебя!

Любя, мой друг,

Конечно же, любя.

Не приходи  сейчас,

Не приходи.

Все впереди,  у нас.

Все впереди.

И не скажу я только одного,

Что впереди  то нету   ничего…

Зачем тебе такие  пустяки,

Как эта просьба

Сердца и руки?

Я их прошу,

Не чувствуя нужды.

Есть шаг  один

От дружбы до вражды.

Ворчи, мой друг,

Ворчи, я  все стерплю.

Я понял:  я   теряю,

Но люблю.

Какое счастье  этот чудный свет!

Такого  света  больше в мире нет.

Свет глаз твоих, когда ты у меня.

Свет розы, солнца и начала дня!

 

 

              81.  Друг и враг

 

Все лицо огнем жестоким горит,

Значит, кто-то обо мне говорит.

 Где-то плещется плеск-перемыв,

Кто-то врет, удила закусив.
Говорит, что я- такой, я - сякой.

Что я выдвинут чьей-то рукой.

Что побед моих вовсе и нет.

Что я сам - только цвет-одноцвет.

У судьбы моей страшный закон:

Что имею, то и ставлю на кон.

А решает: умереть мне, цвести

Каждый встречный на этом пути.

Я пылаю на последнем огне:

Где-то кто-то говорит обо мне…

Если встретимся, мне подмигни.

Если друг, руку мне протяни.

Знать  врагов своих я тоже хочу.

Их услыша, я в ответ промолчу.

Мы живем на одном берегу.
Я врагов, как друзей, берегу.

 

 

                                         82. Судьба сомненья

 

Почему они вертятся,

Как у точки беды,

Два ковша, две Медведицы

У Полярной звезды?

Почему повелители

Не имеют лица?

Почему победители

Не боятся свинца?

Почему у проклятия

Не бывает пощад?

Почему у объятия

Нет дороги назад?

Эти тайны вселенная

Завещала тому,

Кто не знает сомнения

Среди всех "почему?"

 

 

       83. Родословная

 

Мы все безродные сегодня -

Страна безродных дураков…

Кровавая эпоха-сводня

Века "лишали нас оков".

И становились мы царями,

И убивали мы царей.

Клонились мы перед псарями,.

Царями ставили псарей.

Теряли мы родные корни

И предавали матерей.

Бросали землю, кто проворней

Во имя дальних пустырей.

Какое адское проклятье,

Какой неодолимый рок

Порвал семейные объятья

И в бездну русский род увлек!

Нас не пугают больше грозы,

Нас больше бури не влекут,

Соединяли нас колхозы,

Роднит теперь унылый труд.

Лишились дерзости и воли.

И в круг сойтись не стало сил.

Неслись как перекати-поле

Подальше от родных могил.

И мы от этого искуса

Не рвались к дедовским местам,

И Магомета на Исуса

Себе выменивали там.

Мы все безродные, простые.

Страна безродных дураков.

Но кулаки у нас литые…

О, Боже, сколько кулаков!

 

 

      84. Трубы трубят

 

Стучат, стучат, стучат, стучат…

В крышку бьют дубовую.

Печать, печать, печать, печать -

На нашу жизнь фиговую!

А мы не станем умирать.

А нам на все - плевать, плевать

Налево  направо.

Мы будем жить. Стране служить.

Оравою орава.

Они стучат, стучат, стучат…

По крышке гроба.

Вот двадцать первый век почат…

Плохая проба.

Лежит в сверкающих снегах

Моя Россия.

Мы ждем. На этих берегах:

Придет Мессия.

Они сбивают нам гробы,

Колотят в души.

Мы в глубине своей судьбы

Огонь не тушим.

Да. Мы успели от погонь,

От погонялок.

Но смраден дым и лих огонь

У наших свалок.

Стучат, стучат, стучат, стучат…

Идет Мессия!

И трубы горькие кричат:

Жива Россия!

 

 

         85.Прощенья

 

Прощенья не нужны.

Прощенных не бывает.

Остановись, собравшийся прощать!

Прощенного прощенья убивают.

Накладывают Каина печать.

Прощающий великодушен?

Враки!

Он малодушен. Только и всего.

Останови удар в смертельной драке, -

И ты врага получишь своего.

Прощенный не простит и не забудет.

Прощенья убивают навсегда.

Мою вину мне не прощают люди.

Я не прощу вину им никогда.

 

 

       86. Квартира с окнами на юг

 

Я вдруг подумал, как давно

Не видел я Кассиопею,

Забыл Полярную звезду,

Определяю юг по солнцу,

А север по ветрам холодным -

Я так давно не видел звезд!

На фонари ложится небо,

Когда иду я от друзей.

Мой лифт возносится не к небу,

А лишь на девять этажей.

Я не бываю на девятом…

Я выхожу на середине

 И запираюсь на засов.

И в выключатель пальцем тычу,

И мир приходит многошумный

В квартиру с окнами на юг.

Весь мир зелено-красно-синий -

В квартиру с окнами на юг.

Зачем же мне Кассиопея?

Вопрос мой вечен, как созвездье.

Я и родился, и живу,

И мир покину, как и вы.

Чтобы спросить, не ждя ответа:

" О, Боже, слышишь ли мня?

Прости за глупые вопросы.

Я точно так же глуп, как все."

 

           

       87.Виноват. Простите…

 

Я виноват - меня не расстреляли.

Меня никто не вызвал на дуэль.

Допросами меня не истязали.

Не одевали в серую шинель.

Я не еврей, не сын казненной мамы,

Не диссидент, не князь, не дворянин…

Мой дед не пережил кулацкой драмы.

Аз есм простой российский гражданин.

И Родина меня не наградила.

И не был у властей в большой чести…

Но женщина одна меня любила.

О, Господи, прости ее, прости…

 

 

              88. Мой совет

 

Кто-то был у меня без меня…

Я ищу, никого  не кляня:

Письма - те, что давно мне писали;

Книги, рукописи, что в завале;

И слова, что звучат в телефоне;

И молитву об этом к иконе….

Даже милые члены семьи

Стали вовсе теперь не мои.

Где-то был тут недавно один

Уважавший себя господин…

И страдая, сердясь и любя,

Не ищу  я здесь больше себя.

Ты, который средь белого дня

Часто ходишь ко мне без меня,

Для чего тебе жизнь? Оглянись…

Ты противен себе. Застрелись…

 

 

              89. Одиночество

 

Морозное стекло, и солнце в стороне.

Не золотится мир на матовом окне.

Я так живу: в толпе, но одинок.

Мне некому сказать: " Держись, сынок!"

Мне некому сказать: " Люблю…Люблю…"

Об этом даже Бога не молю.

Я - сын толпы, идущей о земле.

Я - сын толпы, мятущейся во мгле.

Куда идти, когда толпа слепа?

Что говорить, когда глуха толпа?

Я не в темнице, но…Темно, темно!

Один смотрю в морозное окно!

 

 

                    90. У дверей

 

Не открывайте, пожалуйста, двери.

Может быть, там притаилась беда.

Людям я верю, и вере я верю.

Тем, кто за дверью стоит, - никогда.

Не открывайте, пожалуйста, душу.

Может быть, ею решили играть.

Может быть, кто-то боксерскую грушу

Вам вместо сердца предложит опять….

На принимайте, пожалуйста, мысли.

Может быть, вам предлагается ложь.

Видите - тучи над нами нависли.

Вроде бы солнце…А тучи и дождь.

Не открывайте - не надо - объятья.

Может быть, вас закуют навсегда…

И не снимайте, пожалуйста, платья.

Видите - мерзнет в сосульки вода.

Не уходите и не приходите.

И не касайтесь нетронутых тем.

Так и дышите. Так и живите…

Только - зачем?

 

 

            91. Решение

 

  Друг мой, вот какое дело:

Что-то в душах похудело.

Что-то в лицах нет румянца.

Больше спеси, больше глянца.

Друг мой, вот какое дело:

Смотришь ты осиротело.

Одиноко-одиноко.

Волооко-волооко.

Что-то рвутся, рвутся слезы,

 Словно соки у березы.

 У березы по весне…

Приходи, мой друг, ко мне,

Выпьем водки и решим:

Наш ли, нет ли наш режим…

 

 

               92.Совет тебе

 

Я говорю вам, что этого не было.

Я говорю вам, что жизнь не прошла.

Вновь повторяются были и небыли.

Бьют над Россиею колокола.

Я говорю вам, не надо печалиться.

Я говорю вам, живем не во сне.

Видите, ось у планеты качается?

И, не начавшись, начала кончаются…

Что-то противится этой весне.

Что-то любовь позабытою веткою

Вянет…Сломали ее на корню.

 Что-то мы бредим опять пятилеткою.

Что-то мы лезем опять на броню.

Что-то мы все озираемся в прошлое.

Что-то война нам уснуть не дает.

Трупы встают над весенней порошею.

Грозно ломают и землю и лед.

Я говорю вам, что не было прошлого.

Каждый цветок распускаются вновь.

Не было страшного, не было пошлого, -

Вспомнишь измену - задушишь любовь.

 

 

                 93. Нищий

 

Что ты просишь у меня?.. Пищи?

Ты не видишь, что я сам нищий?

Не кладу на миллион миллиона…

Мне бы душу воротить из полона….

А пока сидишь ты тут, под ногами,

По моей душе идут сапогами.

И никто не видит, что

Кровь  под нею…

На, возьми вот эти сто.

Ты сильнее.

На, возьми еще одну

Сотню лишку.

Не тяни меня ко дну

За манишку.
Не тяни меня к себе.

 Я не сяду. -

Подчиняюсь я судьбе,

А не взгляду.

 

 

           94. Дискотека

 

Кто вы такие, ребята?

Скачете бодро куда-то…

Время над вами распято…

Вы под ремнем автомата.

Рит-мы.

Рит-мы.

Рит-мы.

Рит-мы.

Сотря-сенье чис-тых душ.

Ка-ра-тэ

И алгоритмы…

Бра-во!

Бра-во!

Бра-во!

Ту-уш!

Нет, не ваше слово - "браво".

Кто нале-во?

Кто напра-во?

Авто-мото.

Авто-мат.

Электроника и мат.

Ку-шайте, деточки, ку-шайте.

Маму и бабушку слу-шайте.

Ну-ка брюхо подтяни

Для Афгана и Чечни!

Что этично, что морально,

Разберемся как-нибудь.

Помоги материально,

Отправляя в дальний путь.

 Кто вы такие, ребята?

Скачете бодро куда-то…

Вы под ремнем автомата.

Вы под огнем пулемета.

Вы под огнем миномета

 

Взрыв! - И осколки по крыше!

Выше все, выше и выше….

Ос-та-но-ви-те   му-зы-ку!

 

 

            95.

 

Умер враг у меня. Не сумел одолеть

Он моей нерастраченной силы.

Не пойду об усопшем фальшиво скорбеть.

Не пойду провожать до могилы.

Знаю, если бы это случилось со мной,

То на запах его принесло бы.

.Он с улыбкою тайной, широкой спиной

Причастился бы к тяжести гроба.

Умер враг у меня…И когда понесут

Прах его вдоль последней аллеи,

То несущие гроб ни за что не поймут,
Почему он других тяжелее?

И опустят его, потихоньку кляня

За расход непредвиденный силы.

И никто не поймет, что частицу меня

Он уносит с собою в могилу.

 Много лет он меня у меня отнимал.

С наслаждением. Каплю по капле.

А когда мой оброк стал презрительно мал,

То змеиные силы иссякли.

Понесут и меня. Тот обычай не нов.

 Но прошу я товарищей, чтобы

На два выстрела не подпускали врагов

К моему незакрытому гробу.

 

 

                96.

 

Закрывают тюльпаны глаза.

Значит, где-то бушует гроза.

Мнится им, что приближается ночь,

И никто им не сможет помочь.

Не хотят цветы смотреть на беду.

А на помощь им и я не приду.

Я храню их. Я всегда на посту.

Но бессилен разогнать темноту.

Укрываю их в случайный мороз.

И в жару я пою их водой.

Не могу только спрятать от гроз.

Не справляюсь я с внезапной бедой.

Так и ты меня, любовь, не кори.

Лучше мы подождем до зари.

Слышишь?… Чьи-то звучат голоса…

Видишь?… Света впереди полоса.

И никто нам не сможет помочь.

Если мы не победим эту ночь.

 

 

          97.

 

Ты- это ты. Я - это я.

И моя жизнь - это жизнь не твоя.

Слезы мои - не для тебя.

Вот я иду, смеясь и скорбя.

Раны мои приближают смерть.

Их нанесла не твоя круговерть.

Любит - не любит…

Верит - не верит…

Словно снежинки, летят лепестки.

Люди - не розы. Розы - не звери.

Я - этот берег широкой реки.

Ты - через воду. Но я тебе нужен.

Если паду, то спасешь меня ты.

Жизнь - словно речка - все уже и уже…

Ближе и ближе над нею цветы.

Если мы руки протянем друг другу,

Если сомкнем их: ладонью в ладонь,

Высохнут воды. Помчится по лугу,

Все пожирая, последний огонь…

Ты - это ты. Я - это я.

И моя жизнь - это жизнь не твоя.

Но я - без тебя, ты - без меня

Не проживем в этом море огня.

 

 

            98.  ООО…

 

О, этот сон! Какие страхи!

Какой укор, какой позор!

Как будто вышел без рубахи

На музыкальный танцпростор.

В тебя и пальцами не тычут,

И "вон" тебе не  прокричат.

Ты есть, и нет тебя, ты - вычет.

Ты там же кончен, где зачат.

И ни к чему воспоминанья,

Напоминанья о былом…

Ты у границы мирозданья.

Ты не участник заседанья.

Ты - ТОЙ эпохи бурелом.

И сон - не сон, и жизнь - не счастье.

И не позор, а бы-ти-е.

И только в этом сне участье

Никто не требует твое…

Решаешь сам: продлить ли муки

Под званьем: "счастье бытия"…

О, эти мысли! Эти руки!

О, эта милая земля!

 

 

99. Ситуация

 

Нет ни мира, ни войны…

Жизнь проста,  как в бане веник.

Телевизор у стены…

И ни выпивки, ни денег

В пору спиться…А на что?

Что загнать себе на ужин?

Телевизор что-нито?..

А кому он к черту нужен?

Жизнь  прошла, а у тебя

Нет на булочку с вареньем.

Те, кто жил, к себе гребя,

На тебя глядят с презреньем.

     

 

           100.Среди полей

 

Не  шел  в  атаку  с  другом  рядом,

Геройски  танк  не  поджигал.

В  окопе  вражеским  снарядом

Засыпан.  Без  вести пропал.

 

Теперь  среди  России  милой

Среди  полей  ее  и  нив

Один  над  братскою  могилой

Стоит  он,  голову  склонив.

 

В  оградке  рядом  три  березы.

Вверху -  Полярная  звезда…

Над  ним   грохочут   только   грозы.

А  войн  не  будет  никогда.

 

 

          101. О чем молчим

 

Я  вырос  в  захолустной  стороне,

 Как  многие  войной  больные  дети.

Разрывы  освещали  детство  мне,

И  до  сих  пор  пожары  в спину  светят.

 

Отец  живым  вернулся. Ничего…

Была  заключена  с войною  сделка:

Я  нянькой  стал  надолго  для  него.

Надолго  стал  я  для  него  сиделкой.

Прости  мне, жизнь,  грехи  или  грешки.

Усвоил  я не   на   словах,  на  деле,

Чем  пахнут  выносимые  горшки,

И  как   воняют  пролежни  на  теле…

 

Он  рядом  был,  и  не  было  его.

Беспомощность  не  вывернешь  в  науку.

И  я  теперь  не  помню  слов  его,

Я  помню  только  боль  его  и   муку.

Я  за  него  прощенья  не  прошу,

Как  за  других  никто  о  том  не  просит.

А  то,  что  я  в  душе  своей  ношу,

У  нас  в стране  любой  десятый  носит.     

 

 

         102. Окна.

 

 Вы  видели  покинутые  окна?

Они  молчат,  как  мертвые  глаза.

В  них  не  увидишь  женское  лицо.

За  ними  смех  ребенка   не  раздастся.

И  матери,  склоненной  к  колыбели,

В  них  не  качнется  смутный  силуэт…

 Вы  видели  разрушенные  окна?

 

Я  видел  эти  окна.

В  сорок  третьем.

На  перекрестке  улиц,  у  моста.

Над  площадью,  над  обгоревшим  танком,

Над  рельсами, завязанными  в  узел

Освобожденным  джином   толуола,

Над  сквером,  обезглавленным  войной,

Они  зияли  черной  пустотою.

И  женщина  влеклась  по  этажам, 

То  исчезая  где-то за стеною,

То  возникая  в  окнах,  словно  тень.

А  где-то  над  стеной,  готовой  рухнуть,

В  окно  на  нас  двоих  глядело  небо

За  неименьем  потолков  и  крыш.

Квадратик  неба  был  белес  и  влажен

 В покрытии  слоистых  облаков.

И  ветер  распахнул  их,  и  мгновенно

Луч  золотым  мечом  уперся  в  землю,

В  то,  что  когда-то  зданьем  называлось, 

Служило  человеческим  жилищем, 

И  человеком  в  прах  обращено… 

И  этот  свет  живой  и   триумфальный

Над  тем,  что  звалось  городом,  дрожал.

И  падало  унынье  мертвой  тенью 

На  кирпичи  у  взорванной  стены.

Но  женщина  с  безумными  очами,

Седых  волос  не  отведя  с  лица, 

Тянула  руки  к  свету  в  молчаливом,

Пронзительном,

Невыносимом  крике…

 

Вы  видели  разрушенные  окна?..

И  дай  вам  Бог 

Не  видеть  их  вовек!

          

 

        103. Приметы

 

                        Кто-нибудь…Хоть ангел, хоть и дьявол…

Под руку меня толкните ранним утром,

Чтобы  чашка утреннего чая

Вдребезги разбилась на полу.

Говорят, посуда бьется к счастью.

Никогда  посуду я  не бил…

 

 

104. Альтернатива

 

Я  люблю не гороховый суп,

А тепло не накрашенных губ.

Я люблю  не горячность  идей,

А упругость несмятых  грудей.

Я люблю не  работу  пера,

А волну молодого бедра.

Я люблю не сиреневый смог,

А загар  удивительных ног.

Я люблю не  диван, не кровать,

А  ЕЁ  без   конца  целовать…

Я люблю  при  сиянии дня

Чтоб она целовала меня.

 

 

         105. Реинкарнация

 

Я превращаюсь в недочеловека…

А что такое "недочеловек?"

Быть  может, это  нравственный калека?

Или  мудрец, опередивший век?

Я  не хочу  ни славы, ни бесчестья.

Мне все равно: подлец или святой.

И не могу деяний перечесть я,

Творимых  под  железною  пятой.

Они твердят, что им  души  не надо.

Умом не огороды городить.

 Лишь груз безмерно  выросшего зада

Достоинство способен утвердить.

Верченье задом - главная работа.

Разводка ног -  задача из задач.

Когда приводят  к власти идиота,

 За дело принимается палач…

 

 

            106. Этюд

 

Друг мой, друг мой,  я совсем не болен.

Разве что тобою одурачен.

Это не болезнь, но боль, конечно.

Друг мой, не умею  я иначе.

Друг мой, не могу тебе не верить.

Знаю, что подлец ты и предатель,

Но тебе я открываю двери,

Но тебе  я открываю душу,

Но тебе я открываю рану:

Сыпь свою ворованную соль!

Не молю я на тебя проклятье.

Не хочу тебе  суда людского.
Знаю, что подлец ты и предатель:

Столько  раз меня ты предавал…

Почему же я тебя прощаю?

Даже зная, если оступлюсь я,

То меня казнишь ты с наслажденьем.

Потому тебя я и прощаю, чтобы знать,

Что есть предатель!  -  Ты!

Наблюдаю я твои мученья.

Друг мой, друг мой, как же ты страдаешь!..

Пострадай! Помучайся!.. Ты знаешь,

Мне  приятно  видеть  эти муки,

Лестно  знать, что  ты предать  не можешь,

Потому что  чист я перед  Богом,

Чист я перед Родиной своей…

 

 

                                           107.  Задача

 

Я не могу сказать, что ненавижу крапиву.

Она есть. Она не знает, что она крапива.

Она даже полезна.

Я не могу сказать, что ненавижу волка.

Он есть. Он не знает, что он волк.

Он даже бывает полезен.

Я не могу сказать, что ненавидел бы крокодила,

Живи я в джунглях.

Он просто есть.

Он не знает, что он- крокодил.

Но я могу сказать, что ненавижу подлеца.

Он есть. И он знает, что он подлец.

И он позволяет себе быть подлецом.

Вот и все, что я должен уничтожить.

 

 

         108. Реинкарнация

 

Я превращаюсь в недочеловека…

А что такое "недочеловек?"

Быть  может, это  нравственный калека?

Или  мудрец, опередивший век?

Я  не хочу  ни славы, ни бесчестья.

Мне все равно: подлец или святой.

И не могу деяний перечесть я,

Творимых  под  железною  пятой.

Они твердят, что им  души  не надо.

Умом не огороды городить.

 Лишь груз безмерно  выросшего зада

Достоинство способен утвердить.

Верченье задом - главная работа.

Разводка ног -  задача из задач.

Когда приводят  к власти идиота,

 За дело принимается палач…

 

 

         109. Случайность

 

Куда идем?  И кто нас поведет?

                                 Задача  только  кажется  простая.

Как в тенетах  запутался  народ,

Вослед годам  века свои листая.

Бои  всегда .Мечи везде  звенят.

То пушки бьют, то  старт берут ракеты.

Опять  убить кого-то норовят,

И славят тех, кто лучше сделал это.

И слушают банальные слова

О том, что "кровь людская не водица".

Но  никогда пустая голова

От гениальных мыслей не  кружится.

Всегда и всем   охота победить.

                                 Охота  быть  умнее  в этом мире.

Все  лезут огороды  городить,

И  гениев  отыскивать  в сортире.

Умней себя не видим никого.

Мы все к нулям  большие единицы.

А сами ожидаем одного:

Когда  похвалят нас из-за границы!

 

          

           110.   ТЕНЬ  КРЫЛА

 

Что это там проплывает весной по весенней земле,

Как далекий привет?

Что  это там проплывает внизу по осенней земле?

Меркнет свет!

Меркнет свет.

Что это там так стремится, стремится?

Стремится по белым снегам?

Что это здесь так ложится, ложится?

Ложится  к усталым ногам?

Что не дает здесь покоя лесам и полям, и лугам?

Что это здесь заглушает и щебет, и песни, и гам?

Тень крыла…

Тень крыла.

Тень крыла!

Хищник в небе! И тень его всюду на землю легла!

Хищник в небе! Бесшумен полет обладателя черного зла

Только тень на земле от его боевого крыла.

Не стреляйте по тени! Не гонитесь за ней! Не ловите ее!

Оставляйте скорее священное вечное дело свое.

Уходите!  Померкнет и солнце, и утро, и день!

Вот она наплывает - зловещая черная тень.

Не стреляйте по тени! Поднимите ружье!

Бейте только по тем, кто проносит ее!

 

 

111. Уверенность

 

Не надейся, что сумеешь

Мир покинуть в нужный срок.

Что в петлю залезть успеешь

Иль в себя спустить курок.

Или броситься под поезд,

Или бритвой вены вскрыть,

Или что-нибудь тупое

Под ребро себе всадить…

Не надейся, что успеешь

Облегчить себе судьбу…

22.07.2014

© Мирошниченко Г.Г., 2013