Сайт Геннадия Мирошниченко

genmir2@yandex.ru или poetbrat@yandex.ru

Навигация в наших сайтах осуществляется через тематическое меню:

Общее содержание ресурсов Геннадия Мира

Содержание Портала genmir.ru * Текущие новости

Содержание литературных страниц ресурсов Геннадия Мира

Содержание сайта Поэты Клуба "Поэтическое братство-2006"

Поэты клуба "Поэтическое братство"

Поиск


В Google

В genmir.ru

* Доска Объявлений

* История Клуба «Поэтическое братство»

*  Бог и поэзия

О счастье и поэзии

От издателя альманаха "Поэтическое братство - 2006"

*  Проза

* Правила оформления рукописей 

* Наша музыка

* Победители наших Конкурсов

 

* Наши Конкурсы, Проекты, журналы и альманахи

 

* Содержание наших литературных Конкурсов и Проектов. Книги как результат

 

* Мы готовы создать Вам сайт в составе нашего ресурса в разделе Поэзия или в разделе Проза

Служебные страницы:

* Рассылки новостей ресурсов Геннадия Мира

* Погода и курс валют

* Пожертвования

* Ссылки

* Наши кнопки

* RSS - новости

* "Критериальность" в портале ВОЗ

* RSS Портала ВОЗ

* Статьи Г. Мира во Всероссийский Гражданский Конгресс и Civitas

Проза Якова Шафрана  *  Список публикаций Якова Шафрана

Стихи Якова Шафрана

Яков Шафран родился в п. Брагин Гомельской области  Белоруссии. В 14 лет с родителями переехал на родину матери в Тулу. В 1973 г. окончил машфак Тульского политехнического института и в 1997 г. — Высший психологический колледж при Институте психологии Российской Академии наук.

Пишет с юных лет. Изданы сборники «Любимая, прости», «Спасение рядом», «Жизнь как один день» и «В пути». Печатается в журналах «Приокские зори» (Тула) , «Голос эпохи» (Москва), в альманахах «Московский Парнас», «Тула», «Ковчег», «На крыльях Пегаса», «День тульской поэзии» и «НЛО», в тульских и московских  сборниках.  Участник проекта «Я горжусь подвигом отцов, дедов и прадедов», с публикацией произведений  в книгах «Мы помним…» и «Мы помним…1941».

Член Союза писателей и переводчиков МГО СПР, член Академии российской литературы, лауреат Всероссийской литературной премии «Левша» им. Н.С. Лескова, зам. главного редактора - ответственный секретарь журнала "Приокские зори": сайт http://www.pz.tula.ru/  и http://www.promegalit.ru/magazines/priokskie-zori.html , материалы номеров размещаются также на сайте "Русское поле": http://priokskie.ruspole.info, главный редактор альманаха "Ковчег": сайт http://www.pz.tula.ru/pzBgr.html и http://www.promegalit.ru/magazines/kovcheg.html

Литературные страницы Я. Шафрана: 
http://www.proza.ru/avtor/byans (рассказы, статьи, эссе)
http://www.proza.ru/avtor/byans0 (роман)
http://stihi.ru/avtor/byans3   (стихи)
http://www.chitalnya.ru/users/byans/  
http://www.litsovet.ru/index.php/author.page?author_id=8328
http://poet.genmir.ru/shaf/

Победитель прозаической номинации Тульского литературного конкурса «Я вновь открываю Толстого» (2013г.), имеет Благодарность Тульской духовной семинарии и Благодарность Управления  культуры  ЮАО  г.  Москвы  в Год  памяти  великого  русского писателя Л. Н. Толстого. Лауреат Литературного конкурса-2012 на соискание Международной  литературной  премии  «Тульский  самовар» Альманаха  «Тула  литературная». Лауреат Всероссийской литературной премии «Левша» им. Н.С.  Лескова в номинации "Проза" за 2013 г.

  

РОССИЯ

Венок сонетов

 

I

Великая земля моя, Россия — 

В себе всегда Святую Русь несет.

Но враг силен, безжалостен, вития,

Подземной лавой праведное жжет.

 

Разлады, распри, беды, смуты, войны

За валом вал катились на страну.

Но разве этого сыны ее достойны?

Какую нам еще вменят вину?

 

Россия, ты прошла огни и воды,

В один народ сплотила ты народы.

И впереди великая заря!

 

С любою справишься, страна, бедою.

Ведь Сам Христос кропит святой водою

Твои озера, реки и моря!

 

II

Твои озера, реки и моря,

Россия, на земле, как неба капли,

Чью благодать они хранят, даря

Защиту нам, чтоб силы не иссякли.

 

От их красы заходится дыханье.

К ним возвращаться хочется опять.

И гонит, гонит мысль одну сознанье,

Что многое у нас хотят отнять.

 

Но верую я крепко, что навек

Пребудет православный человек

И защитит природное обилье,

 

И сохранит страну из рода в род:

Просторы и богатства, и народ,

Леса, поля  свободны от насилья.

 

III

Леса, поля свободны от насилья

Чужих хозяев, денежных мешков?

Тебе, Россия подрезают крылья,

Изобретая множество оков.

 

Но, судя по всему, судьба иная

Нам предначертана, моя страна,

Чем жить, во всем кому-то подражая,

В объятиях навязанного сна?

 

Господня воля и святые наши,

А также в войнах миллионы павших,—

Вот лучшая на все века броня!

 

Молись, страна, и слушай голос Свыше,

И будь жива под Неба мощной крышей,

Силен народ, традиции храня!

 

IV

Силен народ, традиции храня,

Народ, принявший столько мук и тягот,

Потоков стольких злобы и вранья,

Что день ему засчитан будет за год.

 

Народ великого предназначенья,

Его не осознавший сам еще,

Оставит ли Господь без попеченья,

От испытаний впредь убережет?

 

Чтоб совершенным для спасенья стать,

Нельзя не жертвовать и не страдать —

Тут не в пример спокойное безделье.

Преодоление и духа труд

Героев для народа создадут,

Как жемчуга в прекрасном ожерелье.

 

V

Как жемчуга в прекрасном ожерелье?

Кремли стоят по всей Руси большой,

Как прежде создавали доброселье*,

И ныне служат городу душой.

 

Но как не превратить их нам в гламурье,

Во внешний блеск, которого полно,

Как не умножить этим бескультурье

И не закрыть в грядущее окно?

 

Ведь мы живем, благодаря былому.

И память ни забвению, ни слому

Подвергнуть мы не можем никогда.

 

Залогом процветанья и величья

Стоят хранители в земном обличье —

Все наши храмы, церкви, города.

 

VI

 

Все наши храмы, церкви, города  —

Никто и никогда забрать не сможет.

Какой бы силы ни пришла беда,

Она вовеки нас не переможет.

 

Вставали добры молодцы тогда

И крепко бились до последней сечи.

Стихала с Божьей помощью вражда,

Стихали даже вражеские речи.

 

Но учит нас издревле Сам Господь,

Что мало пальцы складывать в щепоть,

Одной молитве подобает келья,

 

Что надо силу-силушку копить,—

Тогда с молитвой могут лавры быть

И повод для спокойного веселья.

 

VII

Но повод для спокойного веселья

Найдет ли в это время наш народ?

Ведь создается стойкое поверье:

У Бога нет для нас в запасе льгот.

 

Но неужели Божиим вниманьем

Россия будет век обделена?

И неужели с муками, страданьем

Вовеки не расстанется она?

 

О, нет! Ведь этому свидетельств много,

Как проявляется любовь у Бога —

«Взыскую с тех, кого люблю всегда!»

 

Но жить необходимо для полета,

Ведь бесконечно радостной забота

О детских судьбах будет лишь тогда.

 

VIII

О детских судьбах будет лишь тогда

Забота, видимо, и полное вниманье,

Когда коснется нас серьезная нужда,

И с ней придет простое пониманье —

 

Что главное — народная душа,

А не число позиций в списке Форбса.

Но что нам нужно, дабы, поспеша,

Не опоздать с решением вопроса,

 

С неверием бороться, словно с ржой,

С души снимать его за слоем слой,

Дорогу открывая созиданью.

 

И с Господом тогда мы будем вновь,

Когда грядет надежда и любовь,

Когда придут потомки к состраданью.

 

IX

Когда придут потомки к состраданью?

Христа заветы станут исполнять,

Придет пора любви и процветанья,

Придет на Землю Божья благодать.

 

Пока же нет такого пониманья,

Пока другие правила царят,

Нас не покинут в жизни испытанья —

Как тех, кто с головами «без царя».

 

Но, к Богу выйдя, как на свет из тени,

Мы встанем на надежные ступени.—

Придет конец извечному блужданью.

 

Навеки станут братьями народы,

Забудут беды прошлые, невзгоды

И справедливость примут ко вниманью.

 

X

И справедливость примут ко вниманью,

И правду оградят  от  всех атак,

И силы все направят к созиданью,

И каждый сын народа будет благ.

 

Иной же скажет: так уж вряд ли будет,

Взгляните прямо, век теперь какой?

Ведь скоро всякий напрочь позабудет —

Откуда? от кого?  и кто такой?

 

Да, это так, сомнений быть не может,

И боль сознание и душу гложет.

Но, верь, Россия будет спасена.

 

По капле в сердце мы взрастим надежду,

По капле выдавим раба, невежду,

И патриоты встанут, как стена!

 

ХI

И патриоты встанут, как стена,

В ответ на неприятеля атаки —

Ведь явная и тайная война

Давно на судьбах оставляют знаки.

 

За что Россию так не любит Запад,

За что гнобит ее из века в век,

Всегда в ней хочет видеть лишь сатрапа,

Витийствуя о мнимом старшинстве?

 

Страна моя, дай сил тебе стоять

Наш Бог-Отец, Святая Божья Мать,

Пред Господом лишь будучи смиренной.

 

И, не приемля зла, измены, лжи,

Сама свою создай, как прежде, жизнь.

Тогда, как прежде, станешь суверенной!

 

XII

Тогда как прежде станешь суверенной,

Традиции, что в правде Бог, крепя.

И станешь драгоценною вселенной,

Людей преображенье торопя.

 

Однако помни:  хочешь иль не хочешь,

Препятствий будет много на пути.

И злом на зло — себя же обесточишь,

И жертвой станешь, пойманной в сети.

 

Но, чтобы не постиг такой удел,

И в Вечности не потерять надел,

И быть, как прежде, только суверенной —

 

На переправе не смени коня

И будь, свои традиции храня,

Незыблемой и неприкосновенной.

 

XIII

Незыблемой и неприкосновенной

Всегда России быть во все века.

Не приведи Господь ей стать ареной

Для вражьего штыка иль дурака,

 

Чтоб снова жизнь страны пришла в упадок,

Чтоб снова все поля покрыл бурьян,

Чтоб души наши вновь забил осадок

И воцарился на земле обман.

 

Скажи, Россия, хочешь ли такого

Опять, на горе, бытия чужого,

Когда сама себя ты лишена?

 

Я верю — нет! Возьми, отбрось чужое,

Не принимай к деянию плохое —

Великой станешь вновь, моя страна!

 

XIV

Великой станешь вновь, моя страна,

На радость нам, на радость поколеньям.

Настанет время — упадет стена

Творимого веками отчужденья.

 

И совесть, святость, справедливость вновь

Над выгодой, экспансией, насильем

Поднимут стяг. И праведную новь

Навеки свяжут в будущем с Россией.

 

Однако ничего нет без борьбы.

И милость не получишь от судьбы,

Поникнув головою от бессилья.

 

Расправив плечи, голову подняв,

Ты расцветешь, любви Господней вняв,

Великая земля моя, Россия!

 

XV

(Мадригал)

 

Великая земля моя, Россия!

Твои озера, реки и моря,

Леса, поля свободны ль от насилья?

Силен народ, традиции храня?

 

Как жемчуга в прекрасном ожерелье

Все наши храмы, церкви, города.

Но повод для спокойного веселья

О детских судьбах будет лишь тогда,

 

Когда придут потомки к состраданью,

И справедливость примут ко вниманью,

И патриоты встанут, как стена.

 

Тогда как прежде станешь суверенной,

Незыблемой и неприкосновенной,

Великой станешь вновь, моя страна!

 

* Доброселье – родовое поселение. «Мы хотим создать процветающее поселение с дружным коллективом, состоящим из крепких семей, каждая из которых строит своё пространство, развивается и трудится на своей земле, сотворяя родовое поместье для себя и своего рода. В основу развития положены уважительное и бережное отношение к природе и окружающим людям, недопустимость вмешательства в связь семьи со своим родовым поместьем, добровольность всех объединений и участия в общих мероприятиях. А чтобы при таких условиях поселение было дружным, особое внимание мы уделяем созданию в нем жизнерадостной, уютной для всех атмосферы, раскрывающей творческие и созидательные способности каждого, помогающей людям состояться и обрести уверенность в своих силах в новых условиях жизни.  http://poselenia.ru/poselenie/2743

 

СТАРАЯ ТУЛА

 

Старая Тула, душа так искала

Образ твой милый в московском краю.

Домик на Соколе, церковь. Бывало,

Вот, как сейчас перед ними стою.

 

Старая Тула, как долго мне грела

Душу среди механических дней.

Улочка тихая. Солнце уж село.

Песня негромкая и соловей.

 

Старая Тула, к тебе возвратился.

Новой ты стала — куда ни взгляну.

Только за новым мой город не скрылся -

Старую Тулу я вижу одну.

 

 Дом с мезонином, резьба по оконцам,

 Церковь средь лип, голубятня и пруд…

 Старая Тула — души моей солнце,

 И не затмит тебя зодчества зуд.

 

 

***

 Люблю вокзал, перрона запах,

 Разлуки запах, запах встреч,

 Заснуть на полке в дремы лапах

 Под мерную состава речь…

 

 Но где вокзал и где мой поезд?

 Давно осел уж в жизни я.

 Лишь перед сном читаю повесть,

 Листая дни календаря.

 

 Листаю я с конца к началу

 Под равномерный сердца стук.

 В ней поезд медленно к вокзалу

 Подходит, завершая круг…

 

 Нет, я возьму другую повесть,

 Где вновь пойдут огни мелькать

 И полустанки вечно поезд

 Мой будут по стране встречать.

 

 А захочу, — сойду под вечер,

 По шпалам посреди ветров —

 И не ищи судьба-диспетчер —

 Пройдусь до первых петухов

 

 Послушать, как поют на стыках

 Колеса: "…быть, забыть, не быть…"

 И на вокзал, уж как привык я,

 "Железкой" пахнущим прибыть.

 

 

ГДЕ ТЫ?

 

К 10-летию гибели

в огне пожара

Ольги Подъемщиковой

Ты была изюминкой, цветком,

Неба беспредельного явленьем…

Бездна, ночь, огонь, исчезновенье,

Крик предупредительным звонком.

Ты была кувшинкой на пруду,

Зябнущей в ночной октябрьской стыни…

Утро, свет, сиянье, но… отныне

Я кувшинку эту не найду.

Ты жила в неведенье потерь

Птицею веселой и отважной.

Небо, небо, у земли сермяжной

Птицы певчей нет такой теперь.

Где ты, где ты, певчая сейчас?

А у нас зима последней пробы

Все метет, метет свои сугробы,

Пряча место, где костер погас…

 

 

ВНЕ ВРЕМЕНИ

 

Светлой памяти

Ольги Подъемщиковой

 Мне так хотелось бы вернуть —

Я так тоскую и жалею,

И по ночам в мечтах лелею —

Пройти непройденный наш путь.

Вот улица — ты так близка,

И говоришь о чем-то  важном.

А в домике одноэтажном —

Дочурка-инвалид.  Пока…

Мне так хотелось бы… Но нет

Тебя уж рядом и не будет,

И кто меня теперь осудит

За несклади́ну давних лет.

Но почему-то тянет вновь

Тот дом, где я ни разу не был.

И четверть века — день у неба,

И душ вне времени любовь.

 

 

***

 Мне снилось лето: левый берег Волги,

 И ты на медленной волне

 Плывешь в закат июльский, долгий,

 Как будто в золотом вине.

 И время не спешило, словно вечность,

 Застыв на фотоснимке сна.

 И лишь  листочка, про беспечность,

 Напоминала желтизна.

 Проснулся я — вокруг все побелело,

 Окно мое в узорном серебре.

 Лишь только желтый луч несмело

 Напоминал о той поре.

 

И фотоснимок — белый берег, Волга,

И ты на медленной волне

Плывешь размеренно и долго

В закат как в золотом вине.

 

 

***

Край мой милый, край хороший —

Детства незабвенный край.

Старый домик, в землю вросший,

Новый рядом — просто рай.

 

Летом — сад, деревья, крыши,

Наша детская  война.

Мамин зов: "Домой!" — не слышим,

Заигрались допоздна.

 

И ещё любили очень

Старых воинов рассказ:

Летом — лавочка до ночи,

А зимой — у лампы час.

 

Не смиряется сознанье

С тем, что вас на свете нет.

Так свежи воспоминанья,

Хоть промчалось столько лет.

 

Край мой милый, край хороший,

Где ты, этот детства край?

Где ты домик, в землю вросший?..

Только в памяти тот рай…

 

 

***

Крупицы солнца осень подарила

И разбросала их окрест.

Над дальней рощей церковь воспарила,

И золотом плывет по тучам крест.

 

В преддверии зимы, неторопливо,

О чем-то полю говорит

Река, и песня грустно и тоскливо

Со стаей птичьей вдаль летит.

 

Но вот пробился яркий луч сквозь тучи

И заблистало все вокруг:

Трава и куст, и клен, и дуб могучий,

И речка, и поля, и дальний луг.

 

Вот птицы, что еще совсем недавно

Свою тоску тянули вдаль,

Враз замолчали и вернулись, плавно

Кружась и позабыв печаль.

 

И в тишине, вначале тихий-тихий,

Раздался колокола звон.

Разросся вширь... И отзвучал... И солнца блики

Погасли. И осенний сон —

Золото-серый сон, двуликий,

Вновь землю захватил в полон.

 

 

***

Возлегла зима на землю —

Белым снегом пеньюар,—

Сделав собственной постелью

Крышу, дверь и тротуар.

 

Распахнула шелк свой белый

И покрыла рощу им.

— Приходи, Морозец смелый,

Чтоб любиться нам, двоим!

 

Но Мороз, наверно, "в пробке"

На дороге, на пути...

И раздался тихий, робкий

Вздох из девичьей груди.

 

Пеньюар опал и сник весь.

И, зарыв лицо в постель,

Плачет тихо, не противясь.

И звенит, звенит капель.

 

 

***

Весна поторопилась — ранним рейсом,

На всякий случай, чтоб не опоздать,

Сошла на землю за ближайшим лесом

И принесла с собою благодать:

 

Зовущую прохладу синих далей,

И ласку первых утренних лучей,

И зов земли — о чем скучали

Мы долгой чередою зимних дней.

 

Душа обнять стремится спозаранку

Воробушки крапивы молодой,

И желтую мать-мачехи полянку

И юный одуванчик озорной.

 

И хочет вместе с птичьей песней

Петь о любви к весне, земле, траве.

И верится, что жизнь воскреснет

Назло морозцам, белой пелене,

Назло холодно-ветренной молве

О якобы вернувшейся зиме.

 

 

***

Полюшко поле, краса вековечная,

Где же твое колошенье пшениц,

Где же та песня веселая встречная,

Ветер что пел с васильковых страниц.

 

Полюшко поле, ты дикими травами

Все заросло, а их песня не та.

Все заросло ты кустами-дубравами.

Долго висит над тобой пустота.

 

Полюшко-поле, богатое судьбами,

Сколько талантов взрастило стране!

Ныне же многие серыми буднями,          

Души сжигают в дурманном огне.

 

Полюшко-поле, ты слышишь, родимое? —

Молят святые: «Восстань ото сна!»…

Но вместо пенья, тобою любимого,

Шелест купюр  да звеняща мошна…

 

 

***

Когда бессмысленность во взоре

И позабыто мастерство,

Когда уж и чужое горе

Не будоражит естество,

 

Когда и дети уж не дети,

А марсиане на постой —

Висят в бездонном Интернете,

Не отрываясь, день-деньской;

 

Когда мой дом уже не крепость,

А телевизор — брешь в стене:

Оттуда грязь, вражда, нелепость

Да ложь в туманном телесне,—

 

Так хочется воскликнуть: "Боже,

Верни мне гордость за страну,

Да чтоб она вместила, может,

И ту Великую войну,

 

И труд, и ум, и милосердье,

Детей и дружбу, и любовь,

И мудрость знанья, и усердье,

И милый безопасный кров;

 

Чтобы ее предметом стала

Забота в старости седой,

Чтоб память наша не устала

Гордиться гордостью такой!

 

 

***

Разрознены вехи и даты.

И всяк тянет песню свою.

Как бойни гражданской солдаты,

Слова наши режут и бьют.

 

Стенанья, восторги … и сводки —

Обыденность близких нам мест.

Средь звездных гламуров и водки

Тускнеет заоблачный крест.

 

Ровесники собственной жизни

Куда-то зачем-то бредем.

И ликов святых укоризны

Бежим в свой безбожный «содом».

 

«Но, может, любовь — в наказанье?» —

Мечтает отшельник-поэт.

И ищет он в древнем Преданье

Единственно верный ответ.

 

«Быть может, нам выпало это,

Чтоб первыми путь сей пройти?»

И верится сердцу поэта,

И бьется надежда в груди!

 

 

ДВЕ ЖЕНЩИНЫ

 

Две женщины стояли у иконы,

Две в темном и с платком на голове.

Одна клала обильные поклоны,

Другая лишь крестилась в стороне.

 

Одна икону лобызала часто,

Другая лишь смотрела на нее.

Одна молилась быстро и бесстрастно,

Другая  — сердце отворив свое.

 

Две женщины стояли у иконы...

И Божий Лик с нее глядел на них.

Сурово на одну и непреклонно,

А для другой смиренен был и тих.

 

 

***

Я верую, а значит верю,

Однажды каждую потерю

Нам восстановит жизнь с лихвой.

Лишь не поддаться б воле злой!

 

Полям пустым на смену нивы

Под ветром запоют игривы.

И возродятся ото сна

Заводы, как и вся страна.

 

Я верую, а значит верю.

Спасением людским измерю

Благословенье и Любовь.

Лишь бы не впасть в соблазны вновь!

 

И запоют сердца ответно,

И души создадут несметно

Творений радости, любви.

Господь, народ благослови!

 

 

ЛИШЬ ДОБРОТОЮ

 

Я неспешно иду через смех,

Освещая свой путь улыбкой.

Обижать, и обидеться — грех.

Забываю, и делаюсь зыбким.

 

Я неспешно иду через лед.

Тают, тают на сердце снежинки.

Обособишься — прерван полет,

Растворишься — по ветру песчинки.

 

Я неспешно иду через мрак.

Слово, чувство, молитва со мною.

Скажут: «Господи, что за дурак? —

Защищается лишь добротою!»

 

***

Я не слышал раскатов тяжелых орудий

И не видел, как била фонтаном земля.

И нашествие той оболваненной чуди

По рассказам я знаю, старейшим внемля.

 

Я не слышал ни криков горящих живыми,

И не видел зарывшихся в почву солдат.

Но с годами все больше считаю своими

Раны тех, кто горел и сражался тогда.

 

Отгремели давно уже марши победы,

И упала холодной годины стена.

Но еще неспокойно душе, словно беды

Еще длятся, и долгая длится война.

 

Литературные страницы Я. Шафрана: 

18.03.2016

© Мирошниченко Г.Г., 2013