Сайт Геннадия Мирошниченко

genmir2@yandex.ru или poetbrat@yandex.ru

Навигация в наших сайтах осуществляется через тематическое меню:

Общее содержание ресурсов Геннадия Мира

Содержание Портала genmir.ru * Текущие новости

Содержание литературных страниц ресурсов Геннадия Мира

Содержание сайта Поэты Клуба "Поэтическое братство-2006"

 

Поэты клуба "Поэтическое братство"

Поиск


В Google

В genmir.ru

* Доска Объявлений

* История Клуба «Поэтическое братство»

*  Бог и поэзия

О счастье и поэзии

От издателя альманаха "Поэтическое братство - 2006"

*  Проза

* Правила оформления рукописей 

* Наша музыка

* Победители наших Конкурсов

 

* Наши Конкурсы, Проекты, журналы и альманахи

  

* Содержание наших литературных Конкурсов и Проектов. Книги как результат

 

* Мы готовы создать Вам сайт в составе нашего ресурса в разделе Поэзия или в разделе Проза

Служебные страницы:

* Рассылки новостей ресурсов Геннадия Мира

* Погода и курс валют

* Пожертвования

* Ссылки

* Наши кнопки

* RSS - новости

* "Критериальность" в портале ВОЗ

* RSS Портала ВОЗ

* Статьи Г. Мира во Всероссийский Гражданский Конгресс и Civitas

Поэзия Виктории Ткач

Виктория Ткач родилась в городе Днепропетровске (Украина). Закончила Тульский государственный педагогический университет (факультет иностранных языков) в 1998 году. В том же году была принята в Союз российских писателей. С 2004 по 2006 года – главный редактор музейного вестника «Живая жизнь», отражающего историю города Тулы, а также прошлое и настоящее Дома-музея В.В. Вересаева. В январе 2000 года ею была основана «Молодёжная неформальная литературная газета «Изюм». Она – автор многочисленных стихотворных и прозаических публикации и сборников. В конце 2004 года создала на базе музея музейно-литературное объединение «Муза. Лауреат литературной премии «Золотое перо Тулы» (2009г.). Дипломант творческого конкурса «Мой Пушкин» (III место – 2009г., I место – 2011 г.). Дипломант ежегодного конкурса литературных объединений Москвы и Московской области «Созвучие» (I место, 2010г.) Дипломант Второго фестиваля-конкурса лучших литобъединений Москвы и Подмосковья (I место, 2010г.). Занимается активной редакторской и просветительской деятельностью. Представлена в Библиографическом справочнике Тульского областного отделения Союза Российских писателей.

 

***

Мне страшно, что однажды не проснусь.

Мне страшно, что слаба и быстротечна,

Что будет день, когда я обманусь

На мысленном своем незримом вече.

 

Мне страшно, что обыденность права,

И что опять на всех не хватит чуда.

Мне страшно, когда глупая молва

Пьет ненависть из черного сосуда.

 

Когда мечту, как письма, на клочки,

Бунтуя против истины вчерашней,

Когда уходят в небо чудаки –

О, люди, разве вам тогда не страшно?!..

 

Не страшно приходить незрячим в дом,

В котором ждут и верят во спасенье,

Где белый хлеб за праздничным столом

Горчит от осознания прозренья?!

  

А я – боюсь… И вечен этот страх,

В обычность не дающий возвратиться

И бьющийся в непонятых стихах

Израненной, но непокорной птицей!

 

 

***

Вдох. Закусив удила,

Век оголтелый над пропастью.

Рубят мечты и дела

Снежно-небесные лопасти.

 

Выдох. И новый отсчет.

Старая эра на финише.

Рвутся в последний полет

Будущий гений и нынешний.

 

И на седьмом вираже,

Свет заменяя жестокостью,

Падают в небыль – уже! –

Сны и глобальные новости.

 

И не увидят потом,

Как – через ненависть серую –

Ангел с подбитым крылом

Шепчет отчаянно: «Верую…»

 

 

***

По ночам почему-то мне снится

Страшный город со словом «Война».

Обреченной, подстреленной птицей

Билась паника в хрупкость окна.

 

И предчувствием полнились вены,

Рассеченные напополам

Хлестким криком воздушной сирены:

– Это к нам!

                        – Это к нам!

                                   – Это к нам!

 

И бессильны холодные руки!

И наивно желание жить!

Рифмовали привычно разлуку

С непривычным глаголом «убить».

 

И сплетались изломанно нервы

С черноземом кровавой земли,

Чтобы вдруг – миллионный, не первый! –

Прошептал, задыхаясь: «Дошли…»

 

Это было… Далекие лица

Отмолила у смерти весна,

Только снится, как истина, снится

Страшный город

со словом

«Война»…

 

 

***

Вздохнуть и не поверить: «Я – дышу?!»

Упасть в бездонность солнечной купели

И осознать – о, Боже мой, пишу,

То, что поэты раньше не успели.

 

И - замереть из страха потерять

Святую нить, дарованную свыше,

Чтоб каждой строчкой трепетно взлетать

Незримым голубем с остроконечной крыши,

 

И по крупицам душу раздавать,

Дарить тепло безудержно и смело,

Чтобы потом кому-то написать

То, что и я когда-то не успела…

 

 

***

Благословенна ночь, дающая начало.

Я снова у черты. Опять до неба шаг.

Вонзает звездопад невидимое жало,

И яд стекает в сон, и вера – только знак.

 

Возничий не спешит: его нетленно время,

И ждут меня ключи от чьих-то лунных врат.

Я снова у черты. Опять вбираю семя,

Чтоб породить рассвет, распятый на закат.

 

Благословенна ночь! Исписана бумага.

В открытое окно – осколки бытия…

Я снова прожила стихи в пределах шага.

И только – как вина:

                        Была ли это я?..

 

 

***

Усталая осень уже не спешила

По хрупкому краю, предвидя разлуку.

Густым листопадом растратила силы,

Туманом связав неуемные звуки.

 

Бездомная осень скиталась прозреньем.

Рыдала ветрами. Молчала рябиной.

Ее не любили и без сожаленья

Толкали зонтами в дождливую спину.

 

Потом окликали и долго смотрели

Глазами далеких, забытых поэтов.

Деревья, сутулясь, привычно старели

С мечтами о будущем солнечном лете.

 

И небо тяжелое мраморно стыло.

И дни не спасали от грусти случайной.

…А светлая осень опять уходила

Непонятой нами, возвышенной тайной.

 

 

В ДОМЕ-МУЗЕЕ Н.В. ГОГОЛЯ

 

Уходят люди – как сны, как вёсны –

От нас, незрячих, в купели света.

Застыли стрелки на цифре «8»,

И слово «гений» – твоя примета.

 

Ах, бедный ангел! За гранью смерти,

Всегда живые, нетленны души.

И очень просто ответить: «Верьте!»,

И строчки ночью уже не душат.

 

И время – вечность. И всё – начало.

Глаза напротив совсем не строги…

Да только мало, ничтожно мало

Раздольной, русской, шальной тревоги!

 

Безумство первых, экстаз творенья

Там, у истоков, не смогут сбыться,

А значит, скоро наступит время,

И ты вернешься мятежной птицей!

 

И будут вёсны. И будут книги.

Опять – прозренье и – осознанье.

Огонь на письмах.

Чернил вериги.

И тонкий профиль

                                   Далекой тайны.

 

 

НА КАРТИНУ Н. АЛЬТМАНА

«ПОРТРЕТ АННЫ АХМАТОВОЙ»

 

Снизошла.

            И сошла с портрета,

Разорвав желто-синий плен –

Откровенье, прохлада лета

Сквозь предчувствие перемен.

 

И стекали,

            Струились ткани,

И белела изящность рук,

По-ахматовски, чуть печально

Очертившая

полукруг.

 

«Ах, гордячка!» – иные скажут,

Уколовшись об эту стать.

Разве знают они, как в сажу

Мерно

            Втаптывают

                        Благодать?

 

Как уводят в безумье ночи?

Как родные глаза мертвы?

Как, унизив, толпа хохочет –

Те, что раньше всегда на «вы»,

А потом, облекая в бронзу,

Словно тени, опять вослед?..

 

Поздно, люди! Всё слишком поздно…

Только – краски. И смерти – нет!

 

 

***

                        «Я загадала: если найдет сердолик – поженимся.»-

                        из воспоминаний Марины Цветаевой.

 Откровение – в твердь квадрата.

Из гранита смыкаю слово.

Обнаженностью – бесновата.

Целомудренностью – сурова.

 

Руки, руки! Несите душу

Переполненным кубком страсти.

Я – гармонию не нарушу.

Я – у хаоса в черной пасти!

 

Отдавать, отдалять, разделяя.

Сердце бросить ненужным платьем.

Моя вера – сильнее стали!

Разве люди за это платят?!

 

Мои взгляды – воронья стая.

Что, прохожий, не замечаешь?

В ночь опять от себя убегаю,

Днем юродивость привечая,

 

Чтоб на миг, когда небо стынет,

Сердолик приласкать ладонью.

 

Пусть уже я не та Марина,

Но как истину – помню,

                                   Помню…

 

 

ВО ИМЯ?..

 

Необратимость – до конца

Усталой птицей.

Опять – лампадкою мерцать,

Опять – не спится.

 

А за окном – ночная клеть

Привычным пленом.

Опять – не выжить, не успеть,

Опять – по нервам.

 

И книга – зыбкий серафим

Ненужных строчек,

А мы – молчим, опять – молчим

Поодиночке.

 

И только рядом, за стеной,

На дне пелёнок,

Меж этим небом и землёй

Спит

            наш

                        ребёнок.

22.07.2014

© Мирошниченко Г.Г., 2013